«Не от мира сего»

Чтобы увидеть «просвет», нужно понять соотношение «мирского» и «Божественного».

Обычное их противопоставление небезосновательно. Социальный успех (или адаптация) требует качеств (агрессивности, хитрости, изворотливости, целеустремленности в занятиях «мирскими» делами и т.п.), которые сопровождаются переживаниями, несовместимыми с религиозными, — алчностью, злобой, страхами и т.п. Эти переживания — те самые шлаки, очищение от которых открывает дорогу высшим переживаниям.

Несовместимость «Божественного» и «мирского» — это несовместимость духовной работы и эффективности в практических делах, которую демонстрируют некоторые гении, юродивые и т.д. Единение с Богом влечет разрыв социальных связей со всеми вытекающими из него последствиями.

С одной стороны, это проблема общества, превращающего потенциальных духовных лидеров в отверженных 18.

С другой — проблема личного выбора между «греховным» социальным успехом, за который нужно расплачиваться, и духовной состоятельностью — жизнью с Богом, требующей жертвы этим успехом.

Однако противопоставление «Божественного» «мирскому» не учитывает нескольких обстоятельств. Во-первых, без адаптации вообще нельзя поддерживать индивидуальную жизнь, существование физического тела. Во-вторых, жизнь с Богом — это прежде всего Служение, а оно невозможно без адаптации 19. Многие формы Служения основаны на социальном успехе и обладании его атрибутами — властью, деньгами, иногда и славой. В-третьих, полнота мироощущения, без которой нет жизни с Богом, основана на умении наслаждаться самыми простыми вещами — вкусом пищи, солнечным светом и т.п., т.е. на умении «вкушать мирские радости».

Возникает парадоксальная ситуация, делающая любой выбор бессмысленным: с одной стороны, Служение требует отказа от мира (социальной адаптации), с другой — такой отказ мешает Служению, несению Слова и Воли Божьих в мир.

Историю Моисея можно проинтерпретировать как иллюстрацию этого парадокса. Чтобы выполнить волю Бога и привести евреев в Землю Обетованную, ему пришлось настолько погрязнуть в практических делах и принять на себя такое количество грехов, что для него самого путь туда оказался закрыт.

Следствием невозможности выбора между «Божественным» и «мирским» стали попытки совместить их.

Общественная ценность духовных исканий не тождественна их субъективной ценности, а иногда (как в случае с наркоманами) прямо противоположна ей.

19 Суфии подчеркивают возможность жизни с Богом без ухода из мира.

Вульгарная интерпретация слов Иисуса «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» направила эти попытки в сторону поиска компромисса через разделение ресурса: часть ресурса тратится на социальную адаптацию, а часть (молитвы перед сном и перед едой, хождение в церковь по воскресеньям) — на жизнь с Богом.

Но такая наивная хитрость не учитывает, что от Бога нельзя откупиться ритуалами.

Человек, живущий с Богом, живет с ним и при исполнении ритуала, но само по себе исполнение ритуала не означает жизни с Богом.

«Безвыходность» ситуации еще больше усиливает сомнения в исходном постулате -антагонизме «мирского» и «Божественного», который явно расходится с реальностью.

Но отказаться от него, «механически» сняв противопоставление «мирское-Божественное», нельзя. Иначе теряется само понятие «Божественное».

Отказ возможен не на общетеоретическом уровне отвлеченных рассуждений, а только на уровне индивидуальных смыслов — через придание личной адаптации (и неотрывной от нее реализации личных шлаков) смысла не самостоятельной ценности, а инструмента достижения духовных целей, прежде всего целей Служения.

При этом «шлаковое поведение» (агрессия отца, наказывающего ребенка; сексуальная близость любящих супругов; хитрость и жадность родителей, «поднимающих» детей в условиях кромешной бедности) становится проявлением не ненависти или алчности, а любви и заботы, то есть — духовного бытия.

Такое переосмысление — трудная задача, которую в каждом конкретном случае нужно решать творчеством собственной жизни, но оно устраняет несовместимость «Божественного» и «мирского».

Для работы очищения это означает, что произвольный отказ от того, от чего можно отказаться, должен быть дополнен переосмыслением того, от чего отказаться нельзя.

Январь 24, 2019 Социальная психология
Еще по теме
КАРТИНА МИРА
10.3.1. Объекты мира: идеализация
Подсистемы образа мира
4. Небеса Мира Страстей.
ОБРАЗ МИРА. ОТНОШЕНИЯ
14.3. Пульсации метаиндивидуального мира
РАЗДЕЛЕНИЕ МИРА
ОБРАЗ БОГА В МОДЕЛИ МИРА
Двухполюсная модель и функция «Я - часть Мира»
ПСИХОЛОГИЯ МИРА (PEACE PSYCHOLOGY)
14.4. Колебания метаиндивидуального мира
Пестова С.В. ОБРАЗ МИРА ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО
8.2. Объекты мира индивидуальности
КАРТИНА МИРА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
АРХИТЕКТОНИКА МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОГО МИРА
ГЛАВА 6. РЕЛЯТИВНОСТЬ МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОГО МИРА
10.2.1. Сознание индивидуальности и объекты мира
ИССЛЕДОВАНИЕ МИРА И СЕМЬИ.
Восприятие мира и инновационное образование
социокультурные основания глобализации картины мира
Добавить комментарий