МОТИВАЦИОННЫЕ ИСТОЧНИКИ АКТИВНОСТИ

Вопросы почему и зачем адресуются человеческой деятельности с целью выяснения движущих сил активности, ее мотивационных основ. В данном случае речь идет о мотивационных основах взаимодействия личности с социумом.

Проблеме мотивации человеческой деятельности посвящено множество обобщающих теоретических работ в советской и зарубежной психологии [31; 63; 66 и др.]. В них анализируется природа потребностей, целей, стремлений и других движущих сил человеческой деятельности. Среди прочих фундаментальных вопросов проблемы классификации потребностей, выявления иерархического строения их взаимосвязи, выделения специфически человеческих потребностей – являются узловыми.

Из многочисленных попыток классификации потребностей наиболее логически развернутой, на наш взгляд, является классификация, предложенная Ш. Н. Чхартишвили , о которой речь уже шла выше.

В чем же состоит преимущество принципа классификации, предложенного автором? Дело в том, что потребность всегда является нуждой в «чем-то», она всегда направлена на конкретное предметное содержание; нет абстрактной потребности, оторванной от предмета своею удовлетворения. Однако этих предметных содержаний в мире бесконечное количество, а таких нужд в «чем-то» огромное множество. Поэтому если для классификации потребностей исходить из их предметного содержания, то обычно мы получаем довольно грубые деления, типа материальные и духовные, высшие и низшие, биологические и общественные потребности и т. д. Принцип распределения отдельных разновидностей потребностей внутри каждой из таких выделенных классификаторных единиц обычно малоубедителен. Иначе обстоит дело с классификацией, предложенной Ш. Н. Чхартишвили. Здесь главным является принцип определения «локуса» возникновения, функционирования и удовлетворения потребности. На основе определения того, в какой подструктуре целостной личности (биологической, психологической или социальной) они возникают, функционируют и удовлетворяются, выделяются классы биогенных, психогенных и социогенных потребностей. Внутри каждого из этих классов выделение конкретных разновидностей потребностей происходит с учётом специфики внутренней структурированности каждой из указанных подструктур.

В такой классификации предметное содержание потребности хоть и берется в расчёт, однако оно не выступает в качестве основы классификации. При этом относительно способа направленности каждой потребности, будь то биогенная, психогенная или социогенная, можно поставить вопросы: на что она направлена – на внешний объект или на какое-то внутреннее состояние, на результат активности или на саму активность? Где находится источник удовлетворения – во вне или внутри? В чем заключается цель поведения – в овладении внешним предметом или в самоосуществлении? Ответ на эти вопросы мы находим в работах Д. Н. Узнадзе 154], который различает два рода потребностей – субстакциональные и функциональные. Первые направляют активность субъекта на внешние предметы, служащие источником удовлетворения нужды, источником же удовлетворения второго класса потребностей является сама активность, а не ее результат. Субстанциональные потребности лежат в основе экстерогенных, а функциональные – интрогенных форм поведения человека. Мы считаем, что внутри биогенных потребностей одни являются субстанциональными, т. е. нацелены на овладение предметами внешней среды, а другие – функциональными, т. е. источник их удовлетворения заключается в самоактивности организма. То же относится к психогенным и социогенным потребностям: одна их часть является субстанциональной, другая же функциональной. Следовательно, можно предложить классификаторную схему, в которой биогенные, психогенные и социогенные потребности делятся на две названные подгруппы:

Дальнейшая детализация этой классификаторной схемы и ее наполнение конкретным

Дальнейшая детализация этой классификаторной схемы и ее наполнение конкретным

содержанием в настоящий момент не входят в нашу задачу. Более того, мы здесь намерены сконцентрировать внимание на способе направленности потребности (т. е. на ее субстанциональности и функциональности) и в некоторой степени абстрагироваться от рассмотрения на конкретных разновидностях биогенных, психогенных и социогенных потребностей.

Если воспользоваться глаголами, которые наиболее полно передавали бы смысл функциональной тенденции и субстанциональной потребности, то такими окажутся глаголы «быть» и «иметь». Соответственно, по мотивационному источнику активности можно говорить о динамических тенденциях «быть» и «иметь». О том, что «быть» и «иметь» представляют собой два основных модуса динамических тенденций человека, пишут Э. Фромм , Г. Марсель , Ж. П. Сартр . Из советских психологов эта идея в рамках теоретического осмысления активных форм группового обучения и социально-психологического тренинга обосновывается Ю. Н. Емельяновым.

Э. Фромм показывает, что в самых разных психических функциях (память, мышление, эмоции и т. д.) и сферах деятельности личности просматриваются указанные тенденции «быть» и «иметь», что позволяет квалифицировать их в качестве интегративных личностных модусов.

Г. Марсель и Ж. П. Сартр в рамках своих экзистенциально-философских построений обсуждают природу указанных динамических тенденций. При этом Ж. П. Сартр в одной из глав своего основного философского труда «Бытие и ничто», озаглавленной «Быть, делать, иметь», развивает мысль о том, что доминирующей тенденцией человеческой деятельности является «иметь», а межличностные отношения (например, любовь) являются выражением стремления людей к взаимоовладению. Г. Марсель больше склонен рассматривать тенденция «быть» и «иметь» как равнодействующие.

Отмечается, что в разные исторические эпохи и в условиях разных культур социальное одобрение получают либо тенденция «быть», либо же стремление «иметь». Более того, моменты требования «быть» или «иметь» могут быть в определенной степени зафиксированы в социальных нормах. Такое социальное одобрение и требование формировало определенные собирательные типы личности разных социально-экономических формаций. Поскольку в человеческой природе заложены обе тенденции, то в условиях тех или иных общественных отношений может развиваться и закрепляться любая из них. Капиталистическим образом жизни поощряется тенденция «иметь». У. Джемс «Я» человека сводил к «свое» и считал незыблемым влечение человека копить собственность.

В разные периоды онтогенетического развития указанные тенденции выражаются в разных формах поведения. Например, детская игра является реализацией функциональной тенденции и берет свое начало в стремлении «быть», тогда как занятие спортом в школьном возрасте может оказаться на службе удовлетворения метапотребности «иметь». Обращает внимание и тот факт, что некоторые психотерапевты этиопатогенез разных неврозов и психогении видят в трудности удовлетворения потребности «быть», в ее фрустрации и подавлении со стороны взрослых (в первую очередь, родителей) в ходе воспитания. Так, например. А. И. Захаров выделяет в качестве базальной задачу «быть самим собой среди других». При крайних затруднениях в осуществлении этой жизненно важнейшей задачи возникают те или иные невротические отклонения. Конкретная разновидность неврозов определяется тем, какая из сторон этого базального стремления является проблематичной для субъекта. Если акцент поставлен на трудности «быть», то налицо невроз страхов, акцент на трудность «быть самим собой» связан с неврозом навязчивых состояний, затрудненность же «быть среди других» лежит в основе истерических форм невротических отклонений. Итак, два мотивационных источника активности – «быть» и «иметь» – представляют собой интегральные динамические тенденции, «пронизывающие» всю мотивационную сферу личности. Каждая из них может иметь самое разнообразное предметное содержание. Как первая, так и вторая может проявляться в виде и биогенной, и психогенной, и социогенной потребностей. Однако, абстрагируясь от этих предметных содержаний, мы здесь попытаемся сфокусировать внимание на «чистых» проявлениях указанных стремлений с тем, чтобы с помощью «логического квадрата» дать формально-логическое обоснование выбранной оппозиции «быть – иметь».

Контрарность отношений между оппозициями «быть» и «иметь.» (владеть) определяется

Контрарность отношений между оппозициями быть и иметь. (владеть) определяется

тем, что контрадикция первой («не быть») является соподчиненной второй, а контрадикция второй («не иметь») выступает в качестве составной части стремления «быть». В самом деле, для реализации функциональной тенденции и действия на основе мотивационного источника «быть» в «чистом» ее виде, все импульсы, направленные на овладение объектом, не должны быть актуализированы. Однако поведение, не имеющее в своей мотивационной основе стремление «иметь», не охватывает всю активность, нацеленную на удовлетворение метапотребности «быть»; это последнее не сводится к простому отрицанию наличия субстанциональной потребности и стремления овладеть объектом; она имеет к тому же собственный смысл, заключающийся в самоактивности. С другой стороны, крайнее состояние «иметь» в чистом его проявлении в качестве своей составной части включает состояние отсутствия всех импульсов «быть», однако же оно не тождественно простому отрицанию импульсов спонтанной самоактивности, а представляет собой определенную целенаправленную активность по овладению некоторым объектом.

Итак, в результате такой простой логической операции в нашем распоряжении одна основная ось, выражающая оппозицию (а) «быть – иметь», и две дополнительные оси, имеющие полюса (б) «быть» и «не быть», (в) «иметь» и «не иметь». Однако «быть» можно самим собой или как другие, а также «владеть» можно другими или самим собой. То же можно сказать относительно состояний «не быть» и «не иметь»: можно стремиться не быть самим собой или не владеть самим собой. Содержание всех этих возможных конкретных состояний раскроется перед нашим «взором», если мы скоординируем все указанные оси со все той же инвариантной осью – «личность – социум», чем мы и займемся несколько ниже.

Январь 24, 2019 Социальная психология
Еще по теме
3. ВОЗМОЖНЫЕ ПАТТЕРНЫ СОЦИАЛЬНОГО И ВНУТРИЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПО ПАРАМЕТРУ МОТИВАЦИОННОГО ИСТОЧНИКА ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ И ЕЕ ИСТОЧНИКИ
АКТИВНОЕ ПРИКОСНОВЕНИЕ КАК ИСТОЧНИК СЛОЖНОЙ ТАКТИЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ СИСТЕМА БРАЙЛЯ
ИСТОЧНИКИ ВЛАСТИ
Источники
7.4. ИСТОЧНИКИ ОШИБОК
ИСТОЧНИКИ УБЕЖДЕНИЙ.
КОНФЛИКТ — ИСТОЧНИК РАЗВИТИЯ.
ГЛАВА МОТИВАЦИОННЫЕ РАЗЛИЧИЯ
3.3.1. СРАВНЕНИЕ ИСКУССТВЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ СВЕТА
Мотивационная сфера личности
10.2.4. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ
ИСТОЧНИКИ ПСИХИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
1. МОДАЛЬНОСТЬ, ИСТОЧНИК И СПОСОБ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЛИЧНОСТИ С СОЦИУМОМ
ИСТОЧНИКИ ТРАДИЦИЙ
Добавить комментарий