ОППОЗИЦИЯ I: ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ

Тезис: «Внешнее действует через внутренние условия» (С. Л. Рубинштейн). Антитезис: «Внутреннее действует через внешние условия» (А. Н. Леонтьев).

Одна из традиционных и методологически центральных проблем психологии – это проблема внешней и внутренней детерминации. Если радикальный бихевиоризм абсолютизировал момент внешней детерминации, то во многих персоналистически ориентированных теоретических построениях личность представлена как в некоторой степени самодовлеющая, автономная и самодетерминированная целостность. Допущение разобщенности внешнего и внутреннего в личности ведет свое начало от картезианского дуализма. В истории психологического познания известны многочисленные попытки преодоления метафизического дуализма. Вспомним теорию конвергенции внутреннего и внешнего в персоналистической концепции В. Штерна , в которой до конца не преодолены все трудности указанной разобщенности, ибо конвергенция подразумевает допущение изначальной обособленности двух начал или двух субстанций, которые конвергируют друг с другом Однако если поставить вопрос о том, как мыслить личностную целостность, если она является результатом встречи, сближения двух изначально взаимообособленных сторон действительности, то в любом случае на этот вопрос получим неудовлетворительный ответ, поскольку такая постановка вопроса сама по себе является неверной: неправомерно ставить вопрос об образовании некоей целостности, если метафизически мыслящим разумом заранее разобщены те «инстанции», которые должны быть рассмотрены в их изначальном единстве. Поэтому весьма плодотворным и монистически обоснованным представляется тезис Д. Н. Узнадзе о коинциденции внутреннего и внешнего о чем более детально будет говориться на последующих страницах этой работы, а сейчас, несколько опережая основной ход мысли, вкратце сформулируем понимание вопроса в общепсихологической концепции Д. Н. Узнадзе на примере критики им теорий психофизиологического (психофизического) параллелизма и взаимодействия, эмпиризма и нативизма. Эти взаимоотрицающие теории опираются на один и тот же ложный постулат, согласно которому душа и тело, внешнее и внутреннее являются самостоятельными и по своей природе разнопорядковыми явлениями; установление любого из типа связей между ними, будь то параллелизм, взаимодействие (взаимовлияние) или конвергенция, невозможно и, вообще, бессмысленно ставить задачу поиска такой связи между явлениями, которые разъединены невосполнимой пропастью дуализма. Поэтому следует допустить существование особой сферы реальности, в которой внутреннее и внешнее едины, «коинциденцированы» В поисках такой реальности и сформировалась теория установки основателя грузинской школы психологов.

С. Л. Рубинштейн, выдвигая в качестве ведущего принципа в психологии принцип детерминизма, дал его классическую формулировку как преломления «внешнего через внутреннее». С. Л. Рубинштейн подчеркивал значение личности как целого, характеризуемого как совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия на человека [43, с. 307]. Это положение получило признание не только в работах учеников и последователей С. Л. Рубинштейна, но и в некоторых работах представителей теории установки. Так, А. С Прангишвили , А. Е. Шерозия и др. считают, что понятие установки в понимании Д. Н. Узнадзе фактически реализует принцип преломления «внешнего через внутреннее». Однако же это положение представляется не до конца верным, если функцию установки видеть лишь в одностороннем процессе, в котором «внешние причины действуют посредством внутренних условий» Установка действительно представляет собой внутреннее условие, через которое преломляется внешнее воздействие, однако ее сущность не ограничивается такой опосредующей функцией. Анализ основополагающих положений психологической концепции Д. Н. Узнадзе может показать, что когда функция установки ограничивается опосредствованием «внешних причин», преломлением внешних воздействий через внутреннюю «призму», то в таком случае имплицитно или эксплицитно придерживаются линейной схемы «внешнее – внутренние условия – действие (деятельность)». Такая схема фактически повторяет необихевиористическую схему S-P-R, где P представлен как комплекс промежуточных переменных. Однако можно сказать, что тем самым, вовсе не преодолевается основной порочный постулат, объединяющий ортодоксально-бихевиористические теории с необихевиористическими, согласно которому организм и среда, субъект и объект, внутреннее и внешнее дуалистически разъединены. Бихевиоризму и необихевиоризму остается допустить, что связь между такими разобщенными реалиями осуществляется путем эмпирического принципа «пробы и ошибок», положительного или отрицательного подкрепления, функционированием разнопорядковых промежуточных переменных (когнитивные карты по Толмену, ожидания, цели, эмоции и т. д.), промежуточность которых не то что не предполагает единство внутреннего и внешнего, а еще более подчеркивает их дуалистическую разъединенность. В концепции же Д. Н. Узнадзе, в которой дается попытка преодоления картезианского дуализма и вытекающих из него постулата непосредственности и эмпирического постулата, а также постулатов созерцательности и «фиктивности» индивида , установка выступает первичной целостностью и модусом единства внутреннего и внешнего. Поэтому установка является не простым «посредником» между внешним воздействием и действием организма или деятельности субъекта, и не простой «призмой, через которую преломляется внешнее воздействие, но представляется как диалектическое единство потребности и ситуации, организма и среды, субъекта и объекта, т. е. некоторым целостным состоянием системы, в которой сняты полюса внутреннего и внешнего.

Такой точки зрения Д. Н. Узнадзе придерживался на всех этапах развития своей научно-психологической концепции. В своих ранних работах для обозначения вышеуказанного целостного состояния субъекта он пользовался терминами «биосфера» , «подпсихическая сфера» и «ситуация». Существует некоторая разница между ранними и последними его работами в плане понимания онтологического статуса установки: в ранних философских и психологических произведениях Д. Н. Узнадзе установка мыслится в качестве вне психологической, подпсихологической реальности, олицетворяющей единство физического (физиологического) и психологического, тогда как в последний период им ставился знак равенства между установкой и бессознательным психическим. Несмотря на такую разницу, основная научно-методологическая задача, теории Д. Н. Узнадзе – задача преодоления картезианского дуализма и вытекающих из них постулатов (постулат непосредственности и эмпирический постулат) – была им решена, а основная парадигма мышления – парадигма единства внешнего и внутреннего – оставалась инвариантной и последовательно развивалась.

Интересно отметить, что сходные идеи были выдвинуты К. Левиным и венгерским психологом А. Ангьялом. Левиновское понятие жизненного пространства, близкое к понятиям «биосферы», «ситуация» и «установки» по Д. Н. Узнадзе, отражало единство потребности и ситуации ее удовлетворения, внутреннего и внешнего. В области психологии личности А. Ангьял придерживался холистической точки зрения. В своей концепции в качестве центрального понятия он ввел понятие «биосфера». Так же, как и Д. Н. Узнадзе, он опирался на корень «био», означающее «жизнь» («жизненное пространство» К. Левина здесь напрашивается в качестве аналога) и наподобие существующего в немецкой научной литературе термина «Lebenskreise», понимал «биосферу» как «обитель» жизни. Биосферой «я хочу назвать сферу, в которой имеют место все жизненные процессы» – писал А. Ангьял [73, с. 329] и продолжал: «Биосфера – это область или сфера жизни. Биосфера выключает и индивида и среду, обоих вместе, но в понятии биосферы индивид и среда рассматриваются не как взаимодействующие части, не как самостоятельно существующие единицы, а как отдельные аспекты единой реальности, которую можно делить лишь только путем абстракции; само по себе же биосфера представляет собой неразъединяемую целостность». Далее А. Ангьял пишет, что несмотря на неразделимость, биосфера определенным образом структурирована. Она включает в себя два типа направленности: автономную детерминацию и гетерономную детерминацию. В этом пункте этот автор соприкасается с проблемой внешней и внутренней детерминации. Автономная детерминация это внутренне обусловленный процесс, процесс самоуправления и самодетерминации, а гетерономная детерминация означает процессы внешней детерминации, когда жизненные процессы управляются факторами среды. Автономная и гетерономная тенденции представлены в концепции А. Ангиал как два потока, имеющих взаимопротивоположное направление, и они составляют органическое единство в целостно-динамической организации биосферы.

Теперь опять вернемся к формуле С. Л. Рубинштейна. Известны несколько критических высказываний в ее адрес, среди которых можно выделить критику В. С. Тюхтина , М. Г. Ярошевского и А. Н. Леонтьева. По мнению М. Г. Ярошевского, тезис – «внешнее через внутреннее» неэффективен, так как «1) Не показывает своеобразие различных уровней психической регуляции поведения, взаимосвязи и взаимопереходы между ними… Объясняя любые порядки явлений, он… не раскрывает детерминационные основания ни одного из них (ведь и в неорганической природе эффекты любого воздействия зависят от «внутренних» свойств испытывающего его тела). 2) Этот тезис исключает возможность понять результаты действия как важнейшую детерминанту процесса. 3) При отнесении психического к разряду лишь «внутреннего» оно трактуется как своего рода «призма», «преломляющая среда» внешних воздействий. Но именно преодолевая эту презумпцию, развивалась и крепла детерминистская мысль о там, что внутренняя работа ума представлена во внешних телесных действиях, в производственной деятельности, в объективных процессах общения между людьми» [69, с. 98].

А. Н. Леонтьев, подмечая, что формула С. Л. Рубинштейна неспособна раскрыть сущность «возникновения личности как особой целостности», впал в другую крайность, выдвигая антитезис, согласно которому следует «с самого начала обернуть исходный тезис: внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет» [31, с. 181]. Следует утверждать, что А. Н. Леонтьев указанным антитезисом сформулировал новый принцип детерминизма в психологии? Думаем, что формула А. Н. Леонтьева, скорее полемический выпад, нежели научный постулат. Антитезис «внутреннее через внешнее» ставит акцент на имманентное самодвижение человеческой предметной деятельности, которая для такого самодвижения нуждается во внешних условиях, а его результатом является самоизменение. Если в формуле С. Л. Рубинштейна внешнее выступает в качестве причины, а внутреннее – в качестве условий преломления этих причин, то в формуле А. Н. Леонтьева, напротив, внешнее выступает как условие, а действующим (активным и, в некотором смысле, самоактивным) началом представлено внутреннее (субъект).

В результате анализа вопроса мы приходим к выводу, что взаимодействие человека с миром является той сферой реальности, в которой «внешние причины действуют через внутренние условия» и одновременно «внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет». Модусом такого взаимодействия является установка в том его понимании, в каком она представлена в большинстве работ Д. Н. Узнадзе. По нашему мнению, методологически верным представляется постулирование первичности установки (как модуса взаимодействия внутреннего и внешнего, субъективного и объективного) относительно отдельных взаимодействующих сторон (субъекта и объекта). Это обстоятельство можно выразить формулой: «Взаимодействие субъекта с миром (субъект-объектное и субъект-субъектное отношение по Б. Ф. Ломову и Ш. А. Надирашвили конституируется не действенным «соприкосновением» внеположных и отдельно существующих взаимодействующих сторон, а напротив, на взаимодействия выводятся его отдельные стороны – (1) субъект и (2) объект». В связи со сказанным тут же хотелось бы высказаться по поводу одного, ставшего стереотипным, выражения; «установка – целостное состояние субъекта». Это выражение лишь тогда отражает истинное положение вещей, когда его смысл до конца и полностью раскрывается в плане того, что установка как целостное состояние субъекта является модусом отношения (именно отношения и взаимодействия) человека с миром. То, что в онтологическом плане важнейшим моментом феномена установки является ее «отношенческая» природа, это хорошо показано в работе М. А. Гелашвили, который, применяя логический аппарат семантики пропозициональных установок, говорит о системе «субъект-ситуация», (где знак «тире», по нашей интерпретации, может выражать связь через установку) и в качестве самой общей черты установки выделяет то, что она есть отношение между организмом (субъектом) и средой (ситуацией)».

Итак, не односторонность «действия внешнего через внутреннее» или «действия внутреннего через внешнее», а взаимодействие субъекта с миром, вернее, модус такого взаимодействия – установка является тем детерминантом, в котором внешняя и внутренняя детерминации диалектически едины. Нам и далее предстоит затронуть эти вопросы, а теперь перейдём к анализу следующей оппозиции.

Январь 24, 2019 Социальная психология
Еще по теме
ВНЕШНЯЯ И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИИ
Внутренние и внешние причины и цели
Внешнее внутреннее
ГРАНИЦЫ ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ
ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ МОТИВАЦИЯ
ВНЕШНЯЯ СТИМУЛЯЦИЯ И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИЯ
СРАВНЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ МОТИВАЦИЙ
РАЗЛИЧНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ МОТИВАЦИИ
Энергия организации внешнего и внутреннего миров
ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ ВЫРАЖЕНИЕ СТРАХА.
2. ТИП 1: ВНЕШНЕ ЛЕГКИЙ И ВНУТРЕННЕ ПРОСТОЙ ЖИЗНЕННЫЙ МИР
ОСЛАБЛЕНИЕ ВНУТРЕННЕЙ МОТИВАЦИИ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ВНЕШНЕГО ПОДКРЕПЛЕНИЯ
Добавить комментарий