К ВОПРОСУ О ВЗАИМОСВЯЗИ ИНТЕЛЛЕКТА, КРЕАТИВНОСТИ И ЛИЧНОСТНЫХ ЧЕРТ У ДЕТЕЙ.

Лютова Е.К

Проблема соотношения показателей интеллекта, креативности и особенностей личности занимает умы ученых уже на протяжении десятков лет. Поиск в этом направлении стал особенно активным, начиная с разработок Дж. Гилфорда, который разделил понятия «конвергентного» и «дивергентного» мышления. С этого момента было проведено много исследований, касающихся взаимосвязи интеллекта и креативности, креативности и личностных особенностей и гораздо меньше исследований, посвященных соотношению интеллекта и личности и, в особенности, всех трех компонентов вместе.

По сей день не прекращаются споры о том, развивается ли интеллект и креативность параллельно, независимо друг от друга или два этих компонента неразрывно связаны между собой. Кетхем и Чирелла вычислили коэффициенты корреляций между творческостью и интеллектом, которые «варьируют от 0,2 до 0,48 в зависимости от используемых субтестов», (цит. по: Л.Ф. Обухова, С.М. Чурбанова, 1994, с. 11). Сторонники так называемой «теории порога» (Бэррон, Гилфорд, Торранс и др.) считают, что до определенного уровня интеллект и креативность связаны между собой, но при IQ, превышающем 115-120 баллов эти свойства развиваются независимо друг от друга.

Воллах и Коган, проводя исследования с подростками, а также независимо от них отечественный автор А.Н. Воронин, изучающий интеллект и творческость студентов колледжа пришли к выводу, что интеллект и креативность не коррелируют между собой (цит. по: Дружинин В.Н., 1996)

Эту же точку зрения поддерживает ряд других авторов, но в настоящее время единого мнения по проблеме не существует.

Другое направление по изучению креативности связано с выявлением характерологических и мотивационных сторон творческой личности Е. Торранс и Д. Дауф считают, что дети с высоким творческим потенциалом имеют высокие оценки по шкалам: сопротивление социальному давлению, интуиция, экспериментирование. Низкие оценки по шкалам: традиции, планирование, пассивное согласие, враждебность, обвинение других в своих неудачах. Кроме того, эти дети ориентированы на свободу, достижение, познание и, как правило, им свойственна тревожность. Эти данные приведены в книге Обуховой и Чурбановой «Развитие дивергентного мышления». (Л.Ф. Обухова, С.М. Чурбанова, 1994). Там же можно найти интересные выводы, сделанные З.В. Денисовой о связи креативности с эмоциональной сферой. Людям с творческим складом личности, считает автор, присущи качества, типичные

для ребенка — удивление, любопытство, потребность к опробыванию и исследованию окружающего, отчего и «сама креативность понимается как своеобразная проекция детских качеств на жизнь взрослого» (цит. по: Л.Ф. Обухова, С.М. Чурбанова, 1994, с. 9).

Индивидуальные особенности творческой личности выделяют многие ученые, среди них такие известные авторы, как Маслоу, Олпорт, Роджерс и др. (см.: Л.Хьелл, Д.Зиглер, 1997).

Интересными являются исследования Воллаха и Когана, опубликованные в 1965 г., в которых соотносятся различные уровни интеллекта (высокий и низкий) и творческие способности детей с их чертами личности. Как считают ученые, личностные особенности школьников 11-12 лет с одинаково высокими или одинаково низкими показателями интеллекта и креативности способствуют лучшей адаптации ребенка в обществе, и напротив, если один из 2-х показателей (либо интеллект, либо креативность) высокий, а другой низкий, личностные особенности как бы «мешают» хорошей адаптации. (цит. по: Годфруа, 1992).

В 1962 г. Гетцель и Джексон провели довольно трудоемкое исследование, сопоставляющее уровни интеллекта и креативности с уровнем достижений. Обобщив результаты эксперимента, в котором участвовало 449 детей 12-17 лет, авторы сделали вывод о том, что группы высокоинтеллектуальных и высококреативных учащихся не различаются по уровню достижений. Похожие результаты были получены Торрансом (Акимова, 1977).

И в заключение беглого литературного обзора также кратко остановимся на наиболее интересных работах, в которых интеллект и личность рассматриваются в едином ключе. Важность такого подхода в изучении человека неоднократно подчеркивал в своих трудах Б.Г. Ананьев. Он отмечал, что во многих исследованиях теории личности и теории интеллекта обособлены друг от друга. «Между тем, глубокие связи между ними, особенно проявляющиеся в мотивации умственной деятельности, зависящей от установок, потребностей, интересов и идеалов личности, уровня ее притязаний и. т.д. во многом определяют активность интеллекта. В свою очередь, характерологические свойства личности и структура ее мотивов зависит также от степени объективности ее отношений к действительности, опыта познания мира и общего развития интеллекта» (Ананьев, 1996, с. 365).

Принцип изучения умственных способностей ребенка в связи с особенностями развивающейся личности неоднократно провозглашался и другими мастерами отечественной психологии (Лейтес, 1997; Мясищев, 1995)

В зарубежной психологии поиск взаимозависимостей между особенностями личности и интеллектом особенно активно осуществлялся авторами факторных теорий. Так, например, Р. Кэттелл выявил некоторые незначительные взаимосвязи интеллекта с особенностями личности, а именно: с факторами G (сила супер — эго), I (жесткость-мягкость), Q3 (контроль), E (подчиненность-доминантность), Q1 (консерватизм-радикализм), М (практичность-мечтательность). Все корреляционные связи имеют положительный характер (цит. по: Дружинин, 1996).

Другой представитель диспозиционального направления Г. Айзенк сопоставил показатели интеллекта с экстраверсией и интроверсией. По его мнению, в возрасте 11 лет у экстравертов интеллект выше, чем у интровертов, а в возрасте 14-15 лет — наоборот (цит. по: Акимова, 1977). Непосредственные же корреляционные связи между уровнем IQ и экстраверсией — интроверсией, по мнению Айзенка, выражены слабо. К такому же заключению пришли отечественные авторы В.М. Русалов и С.И. Дудин.

Как отмечает Дружинин В.Н. (Дружинин, 1996) тема взаимосвязи интеллекта и личностных особенностей в нашей стране еще не получила должностного развития, а имеющиеся данные пока противоречивы.

В нашем исследовании мы не ставим цели разрешить эти противоречия, а предлагаем всего лишь взглянуть на проблему в ином ракурсе, с позиций возрастной и дифференциальной психологии.

Наши длительные наблюдения за интеллектуально одаренными школьниками показали, что дети с одинаковыми способностями (независимо от степени их проявления) имеют некоторые общие черты характера, которые с возрастом могут меняться и трансформироваться. Поэтому в данном исследовании ставится вопрос не взаимосвязи личности с интеллектом вообще или личности с творческостью и не о простой взаимозависимости отдельных составляющих интеллекта с личностью и креативностью, а о том, какие черты имеют дети с явным преобладанием вербального или невербального показателей и как это соотносится с их творческим мышлением, т.е. вопрос можно поставить так: есть ли взаимосвязь между разницей 2-х составляющих интеллекта и личностными особенностями и креативностью у детей, и как меняется эта связь с возрастом? Чтобы дать ответ на поставленный вопрос, было проведено исследование.

Его объектом стали 150 учащихся школ Санкт-Петербурга с интеллектом не ниже среднего, из них 70 детей в возрасте 7-8 лет (32 девочки и 38 мальчиков) и 80 детей в возрасте 15-16 лет (50 девочек и 30 мальчиков).

Для удобства сопоставления результатов между группами, имеющими достаточно большой возрастной диапазон, были выбраны разные формы одних и тех же методик. Для диагностики общего интеллекта и его составляющих был взят тест Д. Векслера (WISC и WAIS), для диагностики личностных особенностей — факторная методика Кэттелла (CPQ и 16-PF, форма С), для диагностики креативности — два субтеста из батареи Е.П. Торранса: «Необычное использование предмета» (исследование вербальной креативности) и «Незаконченные формы» (исследование невербальной креативности) (E.P.Torrance, 1972). Адаптация данных субтестов сделана сотрудником НИИКСИ Санкт-Петербурга Полуэктовой Н.М..

В ходе исследования было выделено 4-е выборки детей в соответствии с возрастом и полом. После первичной статистической обработки данных, каждая выборка математическим методом была разделена на 3 части в зависимости от соотношения уровней вербального и невербального интеллекта. В 1-ые группы каждой выборки вошли дети с доминирующим показателем невербального интеллекта. Надо отметить, что с возрастом число таких детей значительно уменьшается и по данным Дворяшиной М.Д. к моменту окончания вуза их остается считанные единицы (Дворяшина М.Д., 1973). Поэтому такие группы оказались самыми малочисленными. Во 2-ые группы вошли дети с небольшим преобладанием вербального показателя над невербальным, что составило примерно 60% от общей выборки. И в 3-и группы вошли дети с ярко выраженным доминированием вербального IQ. Их показатель разницы между вербальным и практическим интеллектом составил 12 баллов и более. Нижняя граница этой величины получилась путем прибавления половины среднего квадратичного отклонения к средней арифметической.

В процессе статистической обработки данных, группы детей-”вербалов» и детей-«невербалов» сравнивались между собой, а затем со 2-ми группами, промежуточными и самыми многочисленными. Для удобства изложения материала эти последние группы будем называть контрольными, а остальные — экспериментальными. В ходе обработки результатов были определены средние арифметические каждой группы по всем параметрам интеллекта, личности и креативности, средние квадратичные отклонения, статистические ошибки средних арифметических, достоверность межгрупповых различий, которая подсчитывалась с помощью параметрического t-критерия Стьюдента, непараметрического U-критерия Манна-Уитни и коэффициента корреляций по Пирсону между всеми перечисленными параметрами внутри каждой из 4-х выборок.

Анализ полученных результатов позволил сделать вывод о том, что по ряду личностных особенностей дети с ярко выраженным преобладанием вербального IQ и с преобладанием невербального IQ отличаются друг от друга и от большинства своих сверстников, имеющих незначительное преобладание вербального интеллекта, причем с возрастом эти отличия становятся более выраженными.

Так, к примеру, по фактору Д (возбудимость — флегматичность) методики Кэттелла были выявлены различия внутри выборки мальчиков 7-8 лет между двумя экспериментальными группами и внутри выборки девочек этого же возраста между экспериментальными группами. Высокие показатели отмечены у мальчиков и девочек с явным преобладанием вербального интеллекта над невербальным. Критерий разницы по Стьюденту составил 2,053 балла, при p<0,05 для выборки мальчиков, а для выборки девочек — U=12, p<0,05 (U — критерий Манна-Уитни). Высокие показатели по данному фактору связаны с высокой активностью, двигательным беспокойством, пониженной концентрацией внимания,

возбудимостью. Низкие показатели, отмеченные у школьников с доминирующим невербальным IQ сопряжены с большей уравновешенностью.

В выборке мальчиков были также выявлены достоверные различия по U-критерию Манна-Уитни по фактору I(U=27, p<0,05). Мальчики с явным преобладанием вербального интеллекта отличаются большей сензитивностью, мягкостью, "женственностью".

По методике Торранса в выборке мальчиков найдены следующие закономерности: средние результаты по невербальному субтесту в 2-х экспериментальных группах совпадают между собой и по всем показателям выше контрольной группы. По параметру разработанности данные различия значимы по U-критерию (U=96, p<0,05), в остальных случаях они имеются лишь в виде тенденции. Результаты по выполнению вербального субтеста из батареи Торранса тем ниже, чем ярче выражено преобладание вербального IQ над практическим, для показателя оригинальности эти различия значимы по U-критерию Манна-Уитни (U=34, p<0,05), для показателя беглости — по t-критерию Стьюдента (t=2.3; p<0,05), т.е.

мальчики-«невербалы» имеют более высокие показатели беглости и оригинальности по субтесту «Необычное использование предмета» на вербальную креативность.

В выборке девочек 7-8 лет личностные профили 2-х экспериментальных групп имеют значимые различия по 2-м факторам: А и Д. Для параметра А (замкнутость-общительность) разность критерия Манна-Уитни составила 7 баллов при уровне достоверности меньше, чем 0,01. Эти результаты позволяют сделать вывод о том, что девочки-”невербалы» отличаются от девочек-«вербалов» большей общительностью, веселостью, эмоциональным теплом, в меньшей степени проявляют упрямство и имеют неплохо развитую интуицию, необходимую в межличностных отношениях. Эти данные в некоторой степени подтверждают результаты исследований Д.Робинсона, проведенных в середине 80-х годов, в которых был сделан вывод о том, что имеется положительная взаимосвязь между невербальным интеллектом и экстраверсией (Дружинин В.Н., 1996).

По методике Торранса значимые различия в выборке девочек 7-8 лет были выявлены лишь по параметру разработанности. Девочки-”вербалы» имеют более низкие показатели по сравнению с контрольной группой (t=2,3, p<0,05).

Корреляционный анализ, проведенный внутри выборки мальчиков и выборки девочек свидетельствует о наличии некоторых связей между показателем разницы вербального и невербального IQ и личностными особенностями и отсутствием таких связей между показателем разницы и свойствами креативности. И в выборке мальчиков и выборке девочек имеются положительные корреляции показателя разницы и фактором Д методики Кэттелла, для мальчиков r=0,33, p=0,049, для девочек — r=0,043, p=0,022. Помимо этого, в выборке девочек получены отрицательные связи показателя разницы и фактора A(r=-0,46, p=0,013).

Кроме этого, в выборке мальчиков выявлены корреляции между общим IQ и фактором G (слабость-сила «сверх-Я») r=0,34, p=0,043, общим IQ и фактором Q3 (импульсивность-контроль) — r=-0,43, p=0,010; невербальным IQ и фактором Q4 (расслабленность-напряженность), т.е. чем выше общий коэффициент интеллекта, тем лучше развито чувство ответственности и хуже контроль поведения, и чем выше невербальный IQ, тем выше уровень напряженности.

Таким образом, все полученные данные можно свести в единую таблицу /см. табл. №1/.

В выборках старших школьников получены следующие результаты: выявлены достоверные различия по фактору Q2 (конформизм-нонконформизм) методики Кэттелла. И девочки, и мальчики с явным преобладанием вербального интеллекта над невербальным имеют более высокие показатели по данному фактору по сравнению со старшеклассниками-«невербалами». В выборке девочек при сравнени 2-х экспериментальных групп, t-критерий Стьюдента составил 2,1 балла, при p<0,05, в выборке мальчиков уровень достоверности выше (t=4,1, p?0,001 и U=11, p<0,01).

Таким образом, старшеклассники-«вербалы» отличаются независимостью, любят самостоятельно принимать решения и следовать им, но не стремятся навязать собственное мнение окружающим. Школьники с доминирующим невербальным показателем чаще оказываются зависимы от группы, ориентируются на мнение окружающих и их одобрение, при принятии решений как правило малоинициативные. Данные качества имеются у старшеклассников как одного, так и другого пола, но у юношей выражены более отчетливо. Причем результаты девушек экспериментальных групп по данному фактору отличаются друг от друга, но при сопоставлении с контрольной группой, значимых различий получено не было. Результаты юношей группы «вербалов» имеют статистически значимые различия с результатами контрольной группы того же пола (t=2,1; p<0,05).

Далее, в группах юношей были выявлены различия по параметру md — «адекватность самооценки». Обе экспериментальные группы имеют достоверные различия с контрольной группой на 1% уровне значимости и отличаются более адекватной самооценкой. У девушек таких различий получено не было.

Также у юношей выявлены различия по фактору А. Старшеклассники экспериментальных групп более замкнуты по сравнению с детьми контрольной группы, но у юношей с ярко выраженным преобладанием вербального интеллекта эти различия имеются лишь в виде тенденции, в то время как у мальчиков-”невербалов» эти расхождения подкреплены статистически значимым показателем по t-критерию Стьюдента (t=2,1, p<0,05). Как показывают наши наблюдения, замкнутость юношей-”невербалов" может проявляться в холодности по отношению к окружающим, в нежелании быть вовлеченными в обсуждение тех

проблем, которые не являются для них значимыми, в чрезмерной строгости при оценивании людей.

Следующие значимые различия в выборке юношей 15-16 лет были получены по фактору I, на одном полюсе которого стоит «жесткость», на другом — «мягкость». Те же различия были выявлены и в выборке мальчиков 7-8 лет, на основании чего было сделано предположение, что мальчики-«вербалы» более «мягкие» по сравнению с мальчиками-«невербалами». Дальнейший анализ результатов старшеклассников помог внести некоторые уточнения относительно проявления «мягкости»-«жесткости» у 15-16 — летних юношей. Критерий разности между показателями экспериментальных групп данной выборки равен 2,2 баллам, при p<0,05. При попарном сопоставлении этих данных с данными контрольной группы выяснилось, что статистически достоверными являются только различия с группой "невербалов" (t=2,1; p<0,05), а данные контрольной группы (средние результаты — 5,5 баллов) и группы "вербалов" (средние результаты — 5,8 баллов) почти совпадают между собой. Таким образом, можно считать, что не старшеклассники-”вербалы" более "мягкие", а старшеклассники-”невербалы" более "жесткие" по сравнению с большинством своих сверстников.

В 2-х экспериментальных группах юношей по сравнению с контрольной группой также ярче выражен фактор L (доверчивость-подозрительность). Но достоверные различия получены только между результатами старшеклассники-”вербалов» и контрольной группой (t=2,3; p<0,05), что позволяет охарактеризовать юношей с ярко выраженным преобладанием вербального интеллекта над невербальным как более подозрительных, осторожных в своих действиях, часто сомневающихся.

В выборке девушек 15-16 лет выявлены следующие различия: старшеклассницы с доминирующим невербальным показателем имеют более высокие баллы по фактору С (низкая сила «Я» — высокая сила «Я») по сравнению со своими сверстницами (t=2,3; p<0,05). Высокие показатели по данному фактору трактуются как эмоциональная зрелость. выдержанность, отсутствие нервного утомления. А старшеклассницы-"вербалы" имеют более низкие показатели по фактору F(беспечность-озабоченность) по сравнению с девушками двух других групп (t=2,4; p<0,05). Такие результаты характеризуют человека как более рассудительного, осторожного, благоразумного, иногда пессиместичного, склонного к интроспекции.

По фактору N (прямолинейность-дипломатичность) результаты 2-х экспериментальных групп девушек достоверно отличаются друг от друга (t=2,3; p<0,05), но не имеют значимых различий с контрольной группой. Поэтому можно считать, что девушки-”невербалы" отличаются от девушек-"вербалов" большей прямолинейностью, естественностью и непосредственностью. А девушки-”вербалы" — большей дипломатичностью, проницательностью, изысканностью.

И последнее значимое различие в выборке девушек 15-16 лет, выявленное в данном исследовании по методике Кэттелла, относится к фактору Q3 (недисциплинированность — дисциплинированность). Девушки-”невербалы» имеют более высокие показатели по сравнению со своими сверстницами 2-х остальных групп ((t=3,1; p<0,01 и U=43; p<0,05) и отличаются лучшим контролем своих эмоций и поведения, целенаправленностью, точностью в выполнении социальных требований, высокой интегрированностью личности.

По методике Торранса получены следующие различия в группах старшеклассников-«вербалов» и «невербалов»: юноши с ярко выраженным преобладанием вербального IQ имеют более низкие показатели разработанности по сравнению с юношами контрольной группы (t=2,04; p<0,05), а девушки-”невербалы" имеют более высокие показатели беглости в вербальном субтесте по сравнению с девушками-"вербалами".

Таким образом, все полученные результаты старшеклассников мы свели в единую таблицу (см. табл. №2).

Корреляционный анализ, проведенный на выборках старшеклассников, выявил следующие закономерности : у девушек получены отрицательные связи между разностью коэффициентов вербального и невербального интеллекта с гибкостью в вербальном субтесте на креативность (r=-0,34, р=0,018), связи между разностью и факторами L (r=-0,34, р=0,018) и Q3 (r=-0,36, р=0,01), в последнем случае зависимости довольно прочны, что позволяет сделать вывод о том, что явно выраженное доминирование вербального IQ над невербальным, по-видимому, сопряжено с пониженным контролем.

В выборке юношей показатель разницы коэффициентов интеллекта отрицательно коррелирует с беглостью в невербальном субтесте (r=-0,46, р=0,02) и с фактором F (r=-0,4, р=0,029) и положительно с фактором Q2 методики Кэттелла (r=0,52, р=0,009), причем уровень достоверности в последнем случае достаточно высок, что может говорить о том, что с увеличением разницы между вербальным и невербальным показателем в характере детей ярче выражены такие качества как самодостаточность (нонконформизм).

Кроме того, в выборке девушек выявлены корреляции между общим IQ и фактором Н (r=0,3, р=0,03 7). А в выборке юношей между показателем практического интеллекта и фактором G (r=-0,41, р=0,025) и показателем вербального интеллекта и фактором Q2 (r=0,46, р=0,023).

А теперь посмотрим как меняются черты личности детей с различными интеллектуальными способностями с возрастом (см. табл. N3).

А с возрастом, можно предположить происходит следующее: общительность девочек-«невербалов» 7-8 лет переходит в конформность в старшем школьном возрасте, флегматичность — в хороший самоконтроль, эмоциональную устойчивость. Относительная замкнутость девочек-

«вербалов», выраженная в младшем школьном возрасте, к 15-16 годам перерастает в нонконформизм, сдержанность.

«Жесткость» мальчиков-«невербалов» 7-8 лет так и остантся на протяжении всего периода обучения, а высокая возбудимость мальчиков-«вербалов» 7-8 лет к 15-16 годам становится незаметной.

А вот с показателями креативности выстроить более или менее стройную систему в рамках данного исследования, пока не удалось. Возможно, творческие дети встречаются с одинаковой частотой как среди ярко выраженных «вербалов», так и среди «невербалов», возможно отдельно взятые субтесты из батареи Торранса не дают полного представления о креативности ребенка, а может быть, к изучению этого свойства нужен совершенно иной подход, который уведет нас за рамки привычно регламентированной тестовой обстановки и за которым, вероятно, большое будущее.

Литература:

Акимова М.К. (1977). Интеллект и его измерение // Проблемы психологической диагностики.

Таллин.110-132.

Ананьев Б.Г. (1996). Психология и проблемы человекознания. Москва-Воронеж.

Годфруа Ж. (1992). Что такое психология: В 2 т. т. 1. М.

Дворяшина М.Д. (1973). Особенности интеллектуального развития студентов в процессе

обучения // Человек и общество. Вып. XIII. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. С. 97-Дружинин В.Н. (1996). Психодиагностика общих способностей. М.: Академия.

Лейтес Н.С. (1997). Возрастная одаренность и индивидуальные различия. Москва-Воронеж.

Мясищев В.Н. (1995). Психология отношений. Москва-Воронеж.

Л.Ф. Обухова, С.М. Чурбанова (1994). Развитие дивергентного мышления. М.: МГУ.

Л. Хьелл, Д. Зиглер (1997). Теории личности. СПб: Питер.

Torrance (1992). Jests of creative thinking. New-York.

Январь 24, 2019 Социальная психология
Еще по теме
Яшанина А. А. ЭЭГ-КОРРЕЛЯТЫ КРЕАТИВНОСТИ И ЛИЧНОСТНЫХ ЧЕРТ
Ильиных А. Е. КРЕАТИВНОСТЬ И СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОСВЯЗИ
Щербакова Е.В. Соотношение креативности с интеллектом и личностными особенностями
ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ДЕКЛАРИРУЕМЫХ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОСОБЕННОСТЕЙ ИНТЕЛЛЕКТА И КРЕАТИВНОСТИ ПЕРСОНАЛА.
Машошина Анастасия Андреевна ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ КРЕАТИВНОСТЬЮ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ
Павлова Е. М. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ЛИЧНОСТНЫЕ ПРЕДИКТОРЫ КРЕАТИВНОСТИ
ВЗАИМОСВЯЗЬ ИНТЕЛЛЕКТА И ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ У ЭКСТРАВЕРТОВ И ИНТРОВЕРТОВ В УСЛОВИЯХ ГРУППОВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
Иосько Т.Н. ВЛИЯНИЕ КРЕАТИВНОЙ СЕМЕЙНОЙ ВОСПИТАТЕЛЬНОЙСРЕДЫ НА КРЕАТИВНОСТЬ ДЕТЕЙ
Похилько Алексей Сергеевич ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОФИЛЯ ЛИЧНОСТНЫХ ЧЕРТ ПОДРОСТКОВ С ПАТОЛОГИЯМИ ПОЗВОНОЧНИКА
Белова Д.Е., Куделько Н.Н. ВЗАИМОСВЯЗЬ КРЕАТИВНОСТИ И НЕЙРОТИЗМАУ УЧАЩИХСЯ МУЗЫКАЛЬНОЙ ШКОЛЫ
Федякин М.В. РОЛЬ фонетических значений текста для диагностики личностных черт его автора
НИГАМАТЗЯНОВА С.Т. ПРОЕКЦИЯ ЛИЧНОСТНЫХ ЧЕРТ ОТЦА НА ДОЧЬ КАК БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЙ ФАКТОР ВОСПИТАНИЯ
СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОЯВЛЕНИЯ ИНТЕЛЛЕКТА И КРЕАТИВНОСТИ
Ковалева Ю. В. ИНТЕЛЛЕКТ И КРЕАТИВНОСТЬ КАК ИНДИКАТОРЫ ОДАРЕННОСТИ
Васиков Алексей Александрович ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ЧЕРТ СТУДЕНТОВ МЛАДШИХ КУРСОВ КОНЦА XX НАЧАЛА XXI ВЕКОВ
Давыдова Т.А. СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ЛИЧНОСТЬ В СВЯЗИ С УРОВНЕМ КРЕАТИВНОСТИ СТУДЕНТА
Добавить комментарий