ЗАВИСИМОСТЬ ПРОЦЕССА РЕШЕНИЯ ТЕСТОВЫХ ЗАДАЧ И ЗАДАЧ-ГОЛОВОЛОМОК («МАЛЫХ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДАЧ») ОТ ПАРАМЕТРОВ КОГНИТИВНОГО РЕСУРСА

Н.Б. Горюнова, В.Н. Дружинин

В когнитивных моделях интеллекта проблема индивидуальных различий сводится к изучению особенностей ментальных структур, обеспечивающих когнитивные процессы [5, 6, 17]. Переход от глобальных оценок успешности выполнения тестов к анализу параметров когнитивных процессов является перспективным направлением в развитии методов изучения интеллекта. Такой подход позволяет интерпретировать факторы интеллекта с точки зрения процессов переработки информации.

В частности, Д. Карролл, опираясь на модель Д. Гилфорда, выделил процессуальные параметры, определяющие соответствующие индивидуальные различия для 24 факторов интеллекта. Например, существенными параметрами фактора словесной флюэнтности8, являются: поиск в долговременной памяти слов с заданными признаками; временные характеристики этого поиска; объем вербальной информации, хранящейся в памяти.

Согласно Е. Ханту, к когнитивным параметрам, определяющим индивидуальные различия, можно отнести скорость активации концепций, соответствующих воспринимаемой информации; скорость обработки информации в кратковременной памяти; скорость циркуляции информации между различными видами памяти и эффективность алгоритмов обработки информации. Анализ особенностей информационных процессов, характерных для лиц с высокими оценками по вербальному фактору, позволило Е. Ханту сделать вывод, что скорость извлечения фонемической информации из долговременной памяти является одним из процессуальных параметров, определяющих уровень вербального фактора.

В исследованиях Р.Стернберга основной акцент делается на изучение роли ментальной репрезентации задачи; подчеркивается значение распределения ресурсов внимания относительно важных и неважных этапов выполнения задания и контроля над процессом

Задание состоит в быстром подборе как можно большего числа слов, соответствующих заданному формальному признаку.

решения. Рассуждения Р. Стернберга основаны на гипотезе, что построение адекватной модели задачи в ментальном плане является необходимым условием для ее успешного решения.

В современной когнитивной психологии условно выделяется два этапа в процессе мышления: этап создания модели проблемной ситуации и этап оперирования с этой моделью (поиск в проблемном пространстве). Модель строится из структурных элементов (схем знания), зафиксированных в долговременной памяти. Иными словами, процесс мышления предполагает создание новой модели из известных элементов [12, c. 219].

Перевод задачи в умственную модель может быть сопряжен с серьезными трудностями. При построении модели в ментальном плане требуется выделить формальную структуру задачи (элементы и их отношения), исключая семантические подробности. Психологически поиск в проблемном пространстве неотличим от этапа создания представления о задаче. Появление какого-либо хода решения при обдумывании есть результат установления отношений между элементами проблемной ситуации.

Иные акценты в изучении процессов мышления поставлены в работах А.В Брушлинского. Основная идея состоит в том, что поиск решения задачи осуществляется на основе «непрерывного, но не равномерно формирующегося прогнозирования искомого» [2, с. 154-159]. Альтернативные способы решения задачи являются результатом «живого мыслительного процесса» и субъект осуществляет выбор из альтернатив, представляющих собой уже «готовые продукты мыслительной деятельности».

Операциональное определение интеллекта как способность решать определенным образом сконструированные тестовые задания основывается на представлении об уровне умственного развития, определяющего успешность выполнения любых познавательных, творческих, сенсомоторных и прочих задач.

На наш взгляд, интеллектуальная продуктивность индивида зависит от свойств некоей структуры, а именно симультанной актуализации множества элементов когнитивной системы, обеспечивающей создание модели задачи в мысленном плане. Реконструкция модели задачи предполагает: 1) выделение существенных и отсеивание несущественных признаков (избыточная информация мешает решению); 2) анализ формальной структуры задачи (ФСЗ). В

соответствии с ФСЗ можно выделить основные этапы ее решения. Мы считаем, что переход с одного этапа на другой требует определенных когнитивных ресурсов.

Существуют аргументы, показывающие, что модель когнитивного ресурса9 (КР) позволяет объяснить индивидуальные различия в интеллектуальной продуктивности через особенности структурной организации когнитивной системы [3, 5, 6]. Одна из проблем, которая рассматривается в психометрическом подходе — объяснение фактора «скоростного интеллекта», определяющего успешность выполнения теста.

Согласно теоретическим представлениям Г. Айзенка, скорость переработки информации (последовательного перебора возможных вариантов) ограничивает число операций, необходимых для одновременной обработки содержания долговременной и кратковременной памяти. Скорость переработки приобретает особую значимость на уровне сенсорного кодирования, поскольку для иконической памяти характерно быстрое стирание следов стимула. Повторение и упорядочивание информации также требует времени, что влияет на работу других когнитивных процессов. Поэтому даже незначительные различия в скоростных характеристиках могут иметь существенные последствия для решения когнитивных задач [1,21, 22, 23].

Представление о КР как количественной характеристике когнитивной системы позволяет в ином контексте рассматривать проблему соотношения скорости переработки информации и когнитивной дифференцированности, поставленную Г. Айзенком. Наши рассуждения основаны на гипотезе, что множество когнитивных элементов, одновременно актуализирующееся при построении модели задачи в ментальном плане, определяет успешность ее решения. Если для выполнения задания требуется множество элементов, значительно превышающее индивидуальный КР, испытуемый не сможет реконструировать адекватную модель ситуации и, следовательно, решить задачу без привлечения дополнительных стратегий.

Если индивидуальный КР превосходит ресурс, необходимый для решения задачи, у индивида остается «свободный» резерв когнитивных элементов, который может быть

9 КР — мощность множества связанных когнитивных элементов, отвечающего за активное создание многомерных моделей реальности в процессе решения задач разного уровня сложности, т.е. мощность КР определяется совокупностью «активных» и «свободных» когнитивных элементов и проявляется в показателе интеллектуальной продуктивности. В частности, ресурс как интегральная характеристика

использован для выполнения параллельного задания, привлечения дополнительной информации (включение задачи в новый контекст), и т.д. В работах [3, 6] уже высказывалось предположение о том, что успешное решение большинства творческих задач обусловлено наличием «свободного» КР, избыточного по отношению к сложности задачи.

В исследовании соотношения скорости когнитивных процессов, времени реакции и психометрического интеллекта было показано, что характеристики иконической памяти, ВР выбора могут рассматриваться в качестве операциональных дескрипторов КР. Характерная особенность иконической памяти и ВР выбора из множества вариантов — симультанное оперирование множеством признаков, по которым осуществляется идентификация стимула.

В информационных моделях интеллекта, использующих скоростные тесты, ошибки, как правило, объясняются тем, что человек не успевает осуществить перебор всех возможных вариантов решения и дает неверный ответ. Согласно этим представлениям, любая сложная задача будет решена за неограниченное количество времени.

На наш взгляд, скоростные характеристики (в частности, ВР выбора) являются производными от мощности КР. При ограниченной мощности симультанно актуализируется множество когнитивных элементов, которое является недостаточным для реконструкции адекватной модели задачи, вследствие чего возникают ошибки. Дополнительное время может помочь некоторым испытуемым переструктурировать условия задачи путем использования разных стратегий (укрупнения элементов, разбиения основной задачи на подзадачи и т.д.). Процесс переструктурирования материала в ходе решения задачи (рельеф «фигуры-фона») предполагает, что «части и моменты ситуации, которые раньше не осознавались или осознавались слабо (на заднем плане), вдруг выделяются, становятся главными («фигурой»), и наоборот…» [7, с. 130]. Переструктурирование задачи, как правило, связывается с актуализацией механизмов, регулирующих интеллектуальную деятельность [5, 6, 17]. Если регуляторные механизмы не сформированы, то увеличение времени не повлияет на решение задачи.

может проявляться в предельных показателях внимания и памяти.

Цель настоящего исследования — описание этапов решения определенного типа задач и анализ динамики перехода от одного этапа к другому.

В работе проверялось утверждение о наличии связи между дескрипторами КР и успешностью решения тестовых задач и «малых творческих задач» (задач-головоломок).

Исследовательские гипотезы:

Гипотеза 1. Существует соотношение между дескрипторами КР и успешностью решения тестовых задач в фиксированные интервалы времени.

Гипотеза 2. Существует соответствие между динамикой выделения ФСЗ и количеством дополнительных нерелевантных ассоциаций (несущественных признаков) в процессе решения задач разного типа. Соответствие ФСЗ и модели задачи, реконструируемой испытуемым в мысленном плане, характеризует успешность ее решения.

Гипотеза 3. Процесс решения задачи-головоломки формально можно разбить на этапы. Переход с одного этапа на другой требует определенной мощности КР. Следовательно, существует соотношение между дескрипторами КР и продуктивностью решения «малых творческих задач».

Задачи исследования:

1. Выделить формальные этапы решения задач определенного типа и установить соответствие между ФСЗ и моделью задачи, реконструируемой испытуемым в мысленном плане.

2. Установить соответствие между дескрипторами КР и успешностью решения тестовых задач (с ограничением времени) и «малых творческих задач» (задач-головоломок).

МЕТОДИКА

1. Испытуемые. В исследовании приняли участие 30 человека (25 женщины, 5 мужчин), студенты 1-го курса психологического факультета ГУГН в возрасте от 17 до 22 лет (медиана = 18).

2. Оценка индивидуально-психологических характеристик испытуемых.

Особенности интеллекта определяли по модифицированному варианту теста интеллекта Кэттелла (Culture-Fair Intelligence Test, CFIT). Из каждого субтеста были отобраны задания среднего уровня сложности (от 42 % до 71 % решивших данное задание на выборке 238 человек; медиана = 57 %). Таким образом, из первого субтеста было отобрано 6 заданий, из второго — 6, из третьего — 3 и из четвертого субтеста — 7. Форма проведения теста — индивидуальная. Время выполнения заданий ограничивалось и фиксировалось по секундомеру. На выполнение каждого задания испытуемому отводилось 20 секунд 10, в случае неправильного решения ему давалось дополнительное время (tдоп1 = 20 сек., tдоп2 = 20 сек.).

Тестовые задания основаны на пространственно-геометрическом материале11. Каждая задача предполагает только одно правильное решение, которое надо выбрать из предлагаемого множества ответов. Перцептивные задания организованы таким образом, что исключают семантический контекст. Испытуемому необходимо лишь соотнести вербальную инструкцию с готовой пространственной моделью.

Дескрипторы КР (иконическую память, ВР выбора) регистрировали с помощью компьютерной программы, разработанной и апробированной в лаборатории А.Н.Лебедева [см. 3]. Для оценки максимально возможного объема иконической памяти использовали методику частичного отчета, предложенную Сперлингом. Стимульным материалом служили простые десятичные цифры, расположенные в центре экрана в виде матрицы 3×4. Проводили две серии измерений. В первой — стимулы выбирались с равной вероятностью из двоичного алфавита (0 и 1). Во второй — размер алфавита возрастал до десяти (цифры от 0 до 9). Вторая серия включала две подсерии12, отличающиеся инструкцией.

Описание этапов процесса мышления проводилось на примере решения «малых творческих задач» (задачи-головоломки): «В Бруклин или Бронкс» и «По дороге идут машины» (см. Приложение 1).

10 Среднее время из расчета 4 мин на 12 заданий [см. Руководство «Культурно-свободный тест интеллектаР.Кэттелла», СПб., 1994].

11 Согласно Кэттеллу, фактор общего («свободного») интеллекта можно оценить на основе перцептивных заданий, в которых интеллект проявляется через особенности восприятия [там же].

12 Инструкция для первой подсерии: «Нажмите клавишу «0» после исчезновения четной цифры или клавишу «1» после исчезновения нечетной цифры». Инструкция для второй подсерии: «Нажмите на правой панели клавиатуры ту клавишу, которая соответствует исчезнувшей цифре».

Многие исследователи отмечают, что такого рода задачи являются хорошей моделью творческой деятельности. Согласно Я. А. Пономареву, основная трудность задач-головоломок заключается в том, что такая задача не активизирует необходимого способа действия, не содержит ориентиров, в соответствии с которыми испытуемый может прийти к решению. По мнению С.Л. Рубинштейна, трудность задач-головоломок проистекает из того, что в них на первый план выдвинуты несущественные моменты, а существенные условия замаскированы составителями. При их решении у большинства испытуемых возникает устойчивое чрезмерное ограничение зоны поиска, которое преодолевается с большими трудностями.

На наш взгляд, решение «малых творческих задач» предполагает: 1) построение пространственной модели (визуальной картинки в мысленном плане) на основе вербального описания условий задачи; 2) выделение ФСЗ из семантического контекста; 3) поиск правильного ответа в процессе решения (в таких задачах не предлагается множество вариантов ответов для выбора).

3. Статистические гипотезы:

Н1: Существует связь между дескрипторами КР и успешностью решения тестовых задач (за ограниченное время).

Н2: Существуют различия между группами испытуемых (1гр. — решивших задание за tосн, 2гр. — решивших задание за tдоп1, 3гр. — решивших за tдоп2, 4гр. — не решивших задание) по дескрипторам КР.

H3: Существуют различия между группами испытуемых (1 — решивших, 2 — не решивших задачи-головоломки) по дескрипторам КР.

4. Статистическая обработка данных

1. Количественный анализ решения интеллектуальных задач позволил выделить следующие показатели: количество заданий выполненных в tосн, tдоп1 и tдоп2, количество невыполненных заданий.

Для каждого субтеста выделены формальные этапы выполнения задания: анализ формальных характеристик (пространственное расположение, форма, размер, количество, окрашенность, пространственное отношение между элементами фигур, комбинации

признаков); определение принципа решения (для I субтеста — анализ последовательных изменений признаков; II — выделение общих признаков четырех фигур и нахождение единственной фигуры отличающейся от всех остальных; III — комплексный анализ признаков; IV — анализ положения точки по отношению к отдельным геометрическим фигурам, составляющим сложную фигуру-эталон).

При анализе отдельных тестовых заданий выделен показатель продуктивности (Pro), характеризующий успешность выполнения задания в определенный временной интервал (в tосн

— 3 балла, в tдоп1 —2, в tдоп2 — 1,0 баллов — задание не решено).

2. Для оценки максимально возможного объема кратковременной и сенсорной (иконической) памяти подсчитывали число правильных ответов (в %). Для анализа времени реакции испытуемого в ситуации выбора из нескольких вариантов использовали среднюю величину ВР выбора (в мсек.)

3. Качественный анализ ответов испытуемых по задачам-головоломкам позволил выделить формальные этапы решения для каждой задачи.

Для успешного решения задачи «В Бруклин или в Бронкс» испытуемому необходимо: — на основе вербального описания построить пространственную модель («человек приходящий на станцию метро и движение поездов»); 2 — перевести пространственную модель ситуации во временные характеристики; 3 — совершить обратную трансформацию временных характеристик в пространственную схему и осуществить «попадание точки в интервал»13; 4 — выполнить числовые операции.

Для успешного решения задачи «По дороге идут машины» необходимо: 1 — на основе вербального описания построить пространственную модель («поток движущихся машин и стоящие на обочине люди»); 2 — осуществить переход от движения машин к движению «просвета» между машинами; 3 — линейно расположить пешеходов вдоль дороги перед «просветом»; 4 — выполнить числовые операции (перед каждым человеком «просвет» движется 5 сек., т.е. у каждого — резерв 2 сек.).

13 Испытуемый, строя модель задачи в мысленном плане, должен совместить три события: приход поезда в Бруклин, приход поезда в Бронкс, приход юноши на станцию.

«Попадание точки в интервал» — определение момента времени прихода юноши на станцию относительно интервалов следования поездов.

Для оценки успешности решения задач-головоломок использовалась номинальная шкала: 1 — решил (прошел 3 и 4 этапы), 0 — не решил (дошел лишь до 2 этапа).

Для проверки гипотез о связях применяли метод ранговой корреляции Спирмена, который позволяет определить силу и направление корреляционной связи между анализируемыми переменными. Для проверки гипотез о различиях использовали непараметрический Н-критерий Крускала-Уоллиса. Использование методов непараметрической статистики обусловлено тем, что анализируемые шкалы переменных относятся к типу комбинированных, т.е. сочетают в себе свойства как порядковых, так и интервальных шкал. Проверка исследуемых показателей на нормальность распределения относительно данной выборки показала лишь грубое приближение кривых распределения к нормальному виду.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

Тестовые задачи. Среднее значение количества заданий выполненных за tосн составило 57.12%, медиана — 59.09%, размах распределения от 22.73% до 90.91%. Среднее значение количества заданий выполненных за tдоп1 — 18.94%, медиана — 18.18%, размах распределения от 4.55% до 40.91%. Среднее значение количества заданий выполненных за tдоп2 составило 9.09%, медиана — 9.09%, размах распределения от 0.0% до 31.82%. Среднее значение невыполненных заданий — 13.18%, медиана — 11.36%, размах распределения от 0.0% до 36.36%.

Показатели иконической и кратковременной памяти, ВР выбора. Среднее значение показателя иконической памяти для двоичного алфавита (0 и 1) составило 84.79%, медиана — 83.00%, размах распределения от 67.00% до 100% (табл. 1).

Средний процент правильных ответов для алфавита из десяти цифр (от 0 до 9) составил: для 1-й подсерии — 68.34%, медиана — 71.00%, размах от 45.00% до 91.00%; для 2-й подсерии — 40.62% медиана — 40.00%, размах от 34.00% до 59.00%.

Среднее значение показателя объема кратковременной памяти — 77,57%, медиана — 79.00%, размах от 68.00% до 83.00%. Среднее ВР выбора для алфавита из 10 цифр в данной

возрастной группе — 576.31 мсек., медиана — 575.00 мсек., размах от 467.00 мсек. до 727.00 мсек. (Табл. 1).

Таблица 1. Средние значения, медиана и размах распределения анализируемых показателей

Переменные Описательная статистика (N = 30)
Среднее Медиана Размах распределения Станд. откл.
значение Min Мах (SD)
Иконическая память*, для алфавита из 2 цифр (0 и 1), в% 84,79 83,00 67,00 100,00 9,39
Иконическая память, для алфавита из 10 цифр (от 0 до 9), в %, 1-ая подсерия 68,34 71,00 45,00 91,00 12,88
Иконическая память, для алфавита из 10 цифр (от 0 до 9), в %, 2-ая подсерия 40,62 40,00 34,00 59,00 6,19
Объем кратковременной памяти, в % 77,52 79,00 68,00 83,00 3,65
ВР выбора, для алфавита из 10 цифр (от 0 до 9),*** в мсек. 576,31 575,00 467,00 727,00 76,70

десятичных цифр выбранных с равной вероятностью.

I. Соотношение дескрипторов когнитивного ресурса с успешностью решения тестовых задач

Корреляционный анализ переменных позволил установить значимые связи между дескрипторами когнитивного ресурса и показателем продуктивности выполнения отдельных тестовых заданий (табл.

2).

Таблица 2. Корреляции между дескрипторами КР и продуктивностью решения тестовых задач за фиксированные интервалы времени

Сопоставляемые показатели Коэффициент ранговой корреляции Спирмена (rs)(N = 30)
Pro1.1&VSM2 0,516**
Pro1.1&TR10M -0,414*
Pro1.2&VSM10.2 -0,473**
Pro2 з & VSHM 0,509**
Ргозл & VSHM 0,361*
Pro4 3 & VSHM 0,397*
Pro4. 5&VSM10.2 0,368*

1.1 — продуктивность по заданию № 1.1; VSM2 — иконическая память (матрица 3×4, состоящая из 0 и 1); VSM10.2 — показатель иконической памяти, зарегистрированный во 2-ой подсерии (матрица 3×4, состоящая из цифр от 0 до 9); VSHM — объем кратковременной памяти; TR10м — время реакции выбора (для алфавита из 10 цифр) с учетом % правильных ответов.

Показатель Prou положительно связан с характеристиками иконической памяти для алфавита из двух цифр (0 и 1) rs = 0,516,p = 0,004 и отрицательно коррелирует с ВР выбора из 10 вариантов rs = — 0,414,p = 0,023.

Установлена положительная корреляция между характеристикой кратковременной памяти и показателями Pro2.3 (rs = 0,509,p = 0,004), Рго3л (rs = 0,361,p = 0,050), Pro4.3 (rs = 0,397, p = 0,030).

Противоречивые данные получены относительно характеристики иконической памяти для алфавита их десяти цифр (VSM10.2). Данный дескриптор оказался отрицательно связан с показателем Pro1. 2 (rs = — 0,473,p = 0,008) и положительно с Pro4.5 (rs = 0,368,p = 0,045).

Применение непараметрического Н-критерия Крускала-Уоллиса позволило установить различия по показателям когнитивного ресурса между выборками, отличающимися по времени выполнения тестового задания (выполнившие тестовое задание за tосн, tдоп1, tдоп2 и не решивших, см. табл.3).

Таблица 3. Различия по показателям КР между группами испытуемых, выполнивших тестовое задание за tосн, tдоп1, tдоп2 и не решивших.

№ заданий Н-критерий Крускала-Уоллиса (%) (N = 30)
Иконическая память*, для алфавита из 2 цифр (0 и 1) Иконическая память, для алфавита из 10 цифр (от 0 до 9) Объем кратковременной памяти ВР выбора, для алфавита из 10 цифр (от 0 до 9)
1.1. Х2=Ю,35;р=0,016 Х2=7,06; p=0,07
1.2. Х2=7,62; p=0,055
1.5. Х2=12,84; p=0,005 Х2=8,104;р=0,044
2.3. Х2=П,20;р=0,011
3.1. Х2=8,64;р=0,013
3.3. Х2=8,05; p=0,045
4.4. Х2=8,53; p=0,036
4.6. Х2=8,32; p=0,040

ых десятичных цифр выбранных с равной вероятностью.

Установлено, что четыре группы испытуемых (1 — решивших за tосн; 2 — за tдоп1; 3 — за tдоп2; 4 — не решивших задание) значимо отличаются по характеристикам иконической памяти. Для отдельных тестовых заданий обнаружены различия по Н-критерию для алфавита из двух цифр (N1.1, tf = 10.35; p = 0.016), для алфавита из десяти цифр (N1.2, tf = 7.62; p = 0.055; N1.5, tf = 12.84; p = 0.005). Из таблицы 3 видно, что ВР выбора (для алфавита из 10 цифр) также достоверно различается в этих четырех группах испытуемых (N1.5, tf = 8.104; p = 0.044; N4.4, / = 8.53;p = 0.036; N4.6, / = 8.32;p = 0.040).

При сопоставлении четырех групп, выделенных по критерию времени решения, также были установлены различия по характеристикам кратковременной памяти (N2.3, tf = 11.20; p = 0.011; N3.1, / = 8.64;p = 0.013; N3.3, / = 8.05;p = 0.045).

II. Соотношение дескрипторов когнитивного ресурса с успешностью решения задач-головоломок

Согласно результатам статистической обработки, представленным в таблице 4, две группы испытуемых (1 — решившие; 2 — не решившие задачи-головоломки) достоверно различаются по показателям иконической памяти (j^ = 4.68; p = 0.031) и ВР выбора (% = 3.74, p = 0.053; H = 5.64, p = 0.018).

Таблица 4. Различия по показателям КР между группами испытуемых, решивших (не решивших) «малые творческие задачи».

Дескрипторы когнитивного ресурса (N = 28) Медианный тест(х2) Критерий Крускала-Уоллиса (Н)
Иконическая память, для алфавита из 2 цифр (0 и 1) 4,68
ВР выбора, для алфавита из 10 цифр (от 0 до 9) 3,74 5,64

ьная корреляция между количеством контекстных ассоциаций, привлекаемых испытуемым в процессе решения задачи, и успешным ее решением

(rs = — 0.389,p = 0.044). Большое количество альтернативных гипотез значительно задерживает успешное развитие процесса решения задачи.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

I. Соотношение дескрипторов когнитивного ресурса с успешностью решения тестовых задач

Прежде чем перейти к обсуждению полученных результатов, остановимся на некоторых исходных положениях. Первоначально предполагалось, что дескрипторы КР будут связаны с показателем продуктивности (Pro) решения тестовых задач, следующим образом. Испытуемые, выполняющие тестовое задание в основное время, предположительно имеют более мощный КР (соответственно, более высокие показатели иконической памяти и ВР выбора) по сравнению с теми, кто решает задание за дополнительное время или не решает.

Положительная связь между показателем иконической памяти для алфавита из двух цифр (процентом правильных ответов) и успешностью выполнения отдельного тестового задания (Proi л) косвенно подтверждает предположение о том, что симультанное оперирование множеством признаков, адекватных заданным условиям, определяет успешность выполнения тестовых задач в условиях ограниченного времени.

Сходным образом можно объяснить отрицательную связь между показателем продуктивности по заданию №1.1 (Proiл) и ВР выбора. Для испытуемых, которые решают задание за дополнительное время (или не решают), характерно и большее ВР в ситуации выбора. Согласно результатам, представленным в работе , ВР выбора оказался связан с уровнем общего интеллекта. Это позволяет предположить, что временные характеристики играют существенную роль в процессе решения тестовых задач.

Положительная связь между показателем продуктивности по отдельным заданиям и характеристикой кратковременной памяти, возможно, свидетельствует о том, что успешность выполнения и того и другого задания обусловлена влиянием общего механизма функционирования когнитивной системы. Мы полагаем, что симультанность, как свойство когнитивной системы, позволяет описать данный механизм на этапе реконструкции ментальной модели задачи. Возможность быстро построить формальную схему (модель),

отражающую объективные признаки задачи, связана с симультанной актуализацией множества элементов когнитивной системы (признаков, релевантных условию) и способностью индивида оперировать этим множеством в проблемной ситуации.

Противоречивые данные, полученные относительно показателя иконической памяти для алфавита из 10 цифр, зарегистрированного во второй подсерии, возможно, объясняются достаточно сложной процедурой идентификации стимула (стертой цифры). Из таблицы 1 видно, что для этой подсерии характерен высокий процент случайных ответов (в среднем 40% правильных ответов). Отрицательная корреляция показателя VSM10.2 с продуктивностью выполнения задания N1.2 и положительная — с продуктивностью по заданию N4.5, скорее всего, связана с угадыванием стертой цифры, а не ее идентификацией.

Отсутствие достоверных связей между дескрипторами КР (характеристиками иконической памяти и ВР выбора) и продуктивностью решения (Pro) большего числа тестовых заданий, которые предлагались испытуемым, на наш взгляд можно объяснить следующим: во-первых, задания были среднего уровня трудности; во-вторых, для решения задания отводилось усредненное время.

Возможно, tср. — 20 сек. оказалось слишком большим для проверки гипотезы о связи дескрипторов КР с продуктивностью решения тестовых задач. Испытуемые, имеющие предположительно ограниченный КР могут привлечь регуляторные механизмы и успешно решить задание за отведенное время, что и обусловило отсутствие значимой корреляции между показателем продуктивности и операциональными дескрипторами КР.

Усредненные характеристики (среднее время и средний уровень трудности задания) не позволяют достоверно разграничить влияние КР и регулятивных механизмов на интеллектуальную деятельность. Возможно, если бы использовались более трудные задания или давалось меньшее время на их решение, мы могли бы выделить группу испытуемых быстро и правильно решающих тестовое задание повышенной трудности за ограниченное время и, следовательно, отличающихся большой мощностью КР.

Кратко остановимся на выявленных различиях между группами испытуемых (решивших тестовое задание за tосн, tдоп1, tдоп2 и не решивших) по ряду показателей КР. Выделенные группы достоверно различаются в успешности выполнения простых когнитивных

задач, что проявляется в показателях иконической памяти и ВР выбора. Представление о том, что реконструкция модели задачи в мысленном плане требует одновременной актуализации множества элементов когнитивной системы, позволяет предположить, что испытуемые выполняющие задание за основное время отличаются от тех, кому необходимо дополнительное время, мощностью КР.

II. Соотношение дескрипторов когнитивного ресурса с успешностью решения задач-головоломок

Результаты исследования показали, что решение задач-головоломок предметного плана было сопряжено у испытуемых с большими трудностями. За время, отведенное на решение, только часть испытуемых справилась с задачей (39 % испытуемых относительно данной выборки).

Некоторые испытуемые, сталкиваясь с трудностями при решении, начинали «пересматривать» условия задачи (изменяли направление поиска), однако это не приводило к успешному решению. Наглядно это можно продемонстрировать на примере решения задачи «В Бруклин или в Бронкс». На определенном этапе решения некоторые испытуемые пытались анализировать движение поездов, при этом элемент объективно необходимый для правильного решения задачи —расписание движения поездов — по-прежнему не учитывался.

В определенной степени наши данные согласуются с результатами исследований проводимых ранее. Как показано в работе , у решающих задачу испытуемых возникает неадекватное ограничение зоны поиска. Элементы ситуации, объективно необходимые для решения, остаются вне зоны поиска. Исследование локаций ограничения зоны поиска связано с проблемой избирательности внимания, которая достаточно хорошо проанализирована в психологической литературе. «Направление внимания определяется в первую очередь не внешними объектами, а моделями, сформированными в нашем сознании» [4, с. 186].

Некоторые авторы акцентируют внимание на психологических барьерах, возникающих в процессе решения задач [14, 19 и др.]. Испытуемый может переформулировать задачу и работать с более узкой проблемой, или же не проанализировав всех условий, выделить тот или иной аспект, на основе которого строить модель, неадекватную условиям задачи. Согласно

экспериментальным данным , это выражается в чрезмерном ограничении зоны поиска, в результате чего оптимальное решение становится недоступным.

На наш взгляд, ограничение (расширение) зоны поиска в процессе решения малых творческих задач обусловлено особенностями структурной организации когнитивной системы. Метафора «когнитивного ресурса» позволяет объяснить некоторые основания данного феномена. Индивидуальный КР может быть использован для «расширения зоны поиска» признаков, соответствующих заданным условиям, в случае, если сформированы механизмы регуляции интеллектуальной деятельности. Однако стратегия расширения зоны поиска не всегда бывает эффективной, в частности привлечение дополнительной нерелевантной информации снижает вероятность верного решения. Если индивидуальный КР достаточен для построения адекватной модели задачи, нет необходимости использовать подобные стратегии.

Отличие по показателям иконической памяти и ВР выбора между группами испытуемых успешно решивших задачи-головоломки и не решивших, является дополнительным подтверждением наличия некоей общей характеристики, влияющей на успешность выполнения разного типа задач (как тестовых, так и малых творческих задач).

Процесс решения задачи можно описать поэтапно. Переход с одного этапа на другой требует определенных когнитивных ресурсов. На наш взгляд, успешное решение задачи-головоломки связано с способностью выделить формальную структуру, отражающую объективные параметры задачи. Привлечение дополнительной нерелевантной информации (контекстных ассоциаций) вызывает трудности в формализации условий задачи и снижает вероятность правильного решения.

Если предположить, что множество когнитивных элементов, актуализирующихся при реконструкции ментальной модели задачи, каким-то образом связано с успешностью ее решения, то возникает необходимость в описании механизмов, обуславливающих эту связь. Анализ процесса решения включает установление соответствия между моделью задачи, которую испытуемый строит в мысленном плане, и ФСЗ. Выделение ФСЗ позволяет достаточно быстро спрогнозировать верное направление размышлений и достичь правильного решения.

При анализе протоколов испытуемых, в которых фиксировался процесс решения задачи-головоломки, было выявлено большое количество контекстных ассоциаций. Как правило, те испытуемые, которые не смогли выделить ФСЗ, пытались компенсировать неопределенность проблемной ситуации за счет привлечения нерелевантной дополнительной информации (выдвижение альтернативных гипотез), и застревали на первых этапах решения. Те испытуемые, которым удавалось выделить формальные признаки задачи и успешно оперировать ими, находили верное решение. Наше утверждение в определенном аспекте согласуется с результатами исследований возникновения и функционирования гипотез в процессе решения задач. Еще в экспериментах Д. Брунера было показано, что «наплыв альтернативных гипотез значительно задерживает успешное развитие процесса решения задачи» [18, с. 310].

Индивидуальные различия в способности симультанно оперировать множеством признаков, описывающих ФСЗ, на наш взгляд, объясняются мощностью КР испытуемого.

ВЫВОДЫ

I. Полученные данные противоречат представлениям о том, что параметры КР определяют успешность решения задач любого уровня сложности. Дескрипторы КР оказались связаны с успешностью решения лишь небольшой части тестовых задач (среднего уровня трудности) в фиксированные интервалы времени, из числа предлагаемых испытуемым. На наш взгляд, лишь усложнение процедуры тестирования (усложнение уровня трудности задания и уменьшение времени решения) позволит дифференцировать испытуемых по данным характеристикам.

II. Установлено соответствие между динамикой вычленения ФСЗ и количеством контекстных ассоциаций в процессе решения малых творческих задач. Анализ несущественных (нерелевантных) признаков затрудняет формализацию заданных условий и приводит к построению неадекватной модели задачи. Соответствие ФСЗ и модели задачи, реконструируемой испытуемым в мысленном плане, обусловливает успешность ее решения.

III. Полученные результаты позволяют обосновать предположение, что индивидуальный КР определяет различия в продуктивности решения малых творческих задач.

Процесс решения задачи-головоломки формально разбивается на этапы. Переход с одного этапа на другой требует определенной мощности КР. Поэтому группа индивидов, решивших задачу, отличается от группы не решивших по показателям КР (характеристикам иконической памяти и ВР выбора).

Список литературы

1. АйзенкГ.Ю. Интеллект: новый взгляд //Вопросы психологии, №1, 1995. С.111-131.

2. Брушлинский А.В. Мышление и прогнозирование. М.: Изд-во «Мысль», 1979.

3. Горюнова Н.Б., Дружинин В.Н. Операциональные дескрипторы ресурсной модели общего интеллекта//Психол. журн. 2000. Т.21. №4. С. 57-64.

4. Де Боно Э. Латеральное мышление. СПб: Изд-во «Питер», 1997.

5. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПб.: Изд-во «Питер», 1999.

6. Дружинин В.Н. Метафорические модели интеллекта // Психол. журн. 1999. Т20. №6. С.44-52.

7. Дункер К. Психология продуктивного (творческого) мышления // Сб. пер.: Психология мышления /Под ред. А.И. Матюшкина. М.: Изд-во «Прогресс», 1965.

8. Кулагин Б.В. Основы профессиональной психодиагностики. М.: Изд-во «Медицина», 1984.

9. Леонтьев А.Н. Опыт экспериментального исследования мышления / В сб.: Доклады на совещании по вопросам психологии. М., 1954.

10. Мазилов В.А. Психологический анализ ограничения зоны поиска в процессе решения мыслительных задач / Дис…. канд. психол. наук. Ярославль, 1981.

11. Пономарев Я.А. Психология творческого мышления М., 1960.

12. Психология. Учебник для экономических вузов. М.: Изд-во «Питер», 2000.

13. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958.

14. Сверчкова Р.Т. Создание проблемной ситуации на основе психологического барьера прошлого опыта // В сб.: Экспериментальное исследование продуктивных (творческих) процессов мышления / Составители Д.Н. Завалишина. А.М. Матюшкин. М.: Изд-во «Знание», 1973. С.55-59.

15. Современная психология / Справочное руководство под ред. В.Н. Дружинина. М.: Изд-во «Инфра-М», 1999.

16. Стернберг Р.Д. Триархическая теория интеллекта // Иностранная психология. 1996. №6. С. 54-61.

17. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. М.-Томск, 1997.

18. Элиава Н.Л. Мыслительная деятельности и установка // В сб.: Исследование мышления в советской психологии / Отв. ред. Е.В. Шорохова. М. 1966. С. 278-319.

19. Эсаулов А.Ф. Психология решения задач. М.: Высшая школа. 1972.

20. Bert C. The structure of mind: a review of the results of factor analysis // British Journal of Educational Psychology. №19, pp. 49-70, 1949.

21. Eysenck H.J. Toward a new model of intelligence / Person. Individ. Diff., 1986, Vol. 7, No. 5, pp.731-736.

22. Eysenck H.J. Speed of information processing, reaction time and the theory of intelligence. In Speed of Information Processing and Intelligence (Edited by Vernon P.A.). Ablex Norwood. N.J. 1986.

23. Neubauer A. C., Rienann R., Mayer R., Angleitner A. Intelligence and reaction times in the Hick, Sternberg and Posner Paradigms / Person. Individ. Diff. Vol. 22, No 6, pp. 885-894, 1997.

Приложение «В Бруклин или в Бронкс»

Один молодой человек жил в Манхеттене возле станции метро. У него были две знакомые девушки: одна из них жила в Бруклине, другая в Бронксе. Когда он ехал к девушке из Бруклина, то садился в поезд, подходящий к платформе со стороны центра города, когда же ехал к девушке из Бронкса, то садился в поезд, идущий в центр. Поскольку обе девушки нравились ему одинаково, он просто садился в тот поезд, который приходил первым. Таким образом, случай определял, куда ему ехать. Молодой человек приходил на станцию каждую субботу в разное время, а в ту пору поезда и в Бруклин и в Бронкс ходили с одинаковыми интервалами в 10 минут. Тем не менее по каким-то непонятным причинам большую часть времени он проводил с девушкой из Бруклина: в среднем из каждых десяти поездок девять приходилось на Бруклин. Попробуйте догадаться, почему у Бруклина такой огромный перевес.

«По дороге идут машины»

По узкой дороге (шириной в три метра) слева направо со скоростью 20 м/с мчатся машины. Они идут такой плотной колонной, что пешеходу рискованно пытаться проскочить между ними через дорогу. Поэтому пешеходов накопилось на обочине очень много — двести человек. Но вот в колонне машин появился просвет длинной в 100 метров. Успеют ли пешеходы перейти через дорогу в этом просвете? Если они ринутся толпой, то вполне возможно несчастье. Организуйте, пожалуйста, им переход так, чтобы все они без давки и суматохи, не спеша, со скоростью 1 м/с, держа друг друга за руки перешли через дорогу в этом просвете и чтобы движение машин при этом не было остановлено.

Январь 24, 2019 Социальная психология
Еще по теме
8.3.1 Решение малых мыслительных задач
Терехович Мария Владиславовна ВЛИЯНИЕ ИРРЕЛЕВАНТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК СТИМУЛА НА ПРОЦЕСС РЕШЕНИЯ КОГНИТИВНЫХ ЗАДАЧ
12.5. Решение сложных мыслительных задач и творческое мышление
ОСОБЕННОСТИ АКТИВАЦИИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ СЕТИ ПРИ РЕШЕНИИ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДАЧ
8.3 Процессы решения задач
ПРОЦЕСС РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ
А.В. Чистопольская, И.Ю. Владимиров ОСОБЕННОСТИ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЗАГРУЖЕННОСТИ РАБОЧЕЙ ПАМЯТИ
ПРОЦЕСС РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ
Процесс мышления и решение задач
Наумова М.И. МОЗГОВЫЕ КОРРЕЛЯТЫ РЕШЕНИЯ КОГНИТИВНЫХ ЗАДАЧ У ДЕТЕЙ С МОТОРНОЙ ОДАРЕННОСТЬЮ
И. К. Кулаженкова РОЛЬ ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ РЕШЕНИЯ АРИФМЕТИЧЕСКИХ ЗАДАЧ
Добавить комментарий