Непрямые методы: имплицитная память

Одним из наиболее важных современных направлений изучения памяти является анализ так называемого имплицитного запоминания. Речь идет о непрямой оценке влияния прошлого опыта на успешность тех или иных действий и операций. При этом применяются процедуры тестирования, которые не осознаются или, по крайней мере, не должны осознаваться испытуемыми как связанные с запоминанием мнестические задачи. Иными словами, имплицитное запоминание отличается от традиционного, или эксплицитного запоминания, тем, что его проявления не являются результатом выполнения задач типа узнавания и воспроизведения, прямо сформулированных как тесты на запоминание. Популярность этого рода исследований в последние 10—20 лет объясняется не только большой распространенностью эффектов имплицитной памяти, или «рййлшнг-эффектов9, но и рядом их неожиданных особенностей. Складывается впечатление, что для возникновения имплицитных эффектов иногда несущественны характер работы с материалом и даже само присутствие памяти в традиционном смысле слова.

Примером непрямого теста памяти может быть задача на дополнение фрагментов слова. В предварительных опытах выясняется референт-

9 «Прайминг» можно было бы перевести на русский язык как «предварение», мы, од нако, будем использовать устоявшийся в литературе terminus techmcus. К этой категории эффектов примыкает большое количество биологическх феноменов, которые, вообще говоря, не имеют отношения к психологии. Примерами могут служить в среднем более быстрое окончание родов второго ребенка по сравнению с первым и сенсибилизация иммунной системы человека и животных, «узнающей» чужие белковые соединения через длительное время после однократной конфронтации с ними ная, или базовая (base-line), вероятность успешного дополнения некоторого фрагмента, например

_Р_к_ДИ_ ,

до осмысленного слова (этим дополнением здесь является слово «крокодил»). Основные эксперименты, направленные на изучение имплицитной памяти, проводятся с другими испытуемыми и состоят, как обычно, из трех стадий: кодирования материала, его удержания и тестирования памяти. На стадии кодирования материала испытуемый получает списки слов, среди которых, допустим, есть и слово «крокодил». Со всеми этими словами должна проводиться какая-то работа — подсчет слогов, семантическое шкалирование и т.д., причем от испытуемого тщательно скрывается сам факт исследования памяти. Через определенный интервал времени испытуемому неожиданно предъявляется задача на придумывание слов, которые подходили бы к предъявляемым фрагментам, среди которых может быть и _р_к_ли_ • Прайминг определяется как возможное облегчение решения задачи дополнения слова в результате его предварительного показа на стадии кодирования. Количественная оценка прайминга может проводиться двумя способами: путем сравнения актуальной вероятности правильного дополнения с подсчитанными ранее популяционными нормами (референтной вероятностью дополнения конкретного слова) или же путем ее сравнения со средней вероятностью дополнений в случае слов равной частотности, которые не показывались в данном эксперименте на стадии кодирования.

Эта ситуация интересна тем, что практически идентичный эксперимент можно провести в режиме эксплицитного тестирования — с тем же материалом и теми же этапами первоначального кодирования, сохранения и тестирования, но только с явным упоминанием на этапе тестирования необходимости воспроизведения ранее показанных слов, для поддержки припоминания которых и показываются фрагменты. Вместо прайминг-эффекта подсчитывается вероятность правильного воспроизведения. Хотя речь идет, казалось бы, лишь о феноменологических нюансах, сравнение имплицитной и эксплицитной ситуаций применения теста дополнения фрагментов слов выявляет их весьма существенные различия. Во-первых, показатели прайминга и прямого воспроизведения не коррелируют друг с другом, что трудно объяснить в рамках предположения о существовании единого для них формата сохранения информации («следа памяти»). Во-вторых, прайминг часто оказывается более стабильным показателем памяти, чем сознательное воспроизведение: он может сохраняться в течение более длительного времени и почти не меняться при варьировании условий кодирования, радикально влияющих на уровень воспроизведения (таких как отвлечение внимания). Более того, нормальный прайминг находят в группах испытуемых преклонного возраста и даже у пациентов с амнестическим синдромом. Произвольная память у них ослаблена или практически отсутствует. Таблица 5.2. Примеры непрямых тестов, применяемых при изучении имплицитного запоминания

Преимущественные области тестирования Разновидности тестов вербальные невербальные
Перцептивная Дополнение фрагментов слова Идентификация фрагментарных изображений
Семантическая Тест на знание обших фактов Категоризация предметов
Процедурная Чтение инвертированного текста Рисование зеркальных изображений

Некоторые особенности этих результатов могут быть объяснены спецификой самого теста дополнения фрагментов слова, ориентированного скорее на перцептивные процессы обработки. Поэтому было предложено несколько десятков вариантов непрямых тестов, направленных на анализ других процессов (см. табл. 5.2). Исторически первыми непрямыми тестами были разнообразные методики анализа формирования навыков — умения ездить на велосипеде, плавать, печатать на машинке, читать тексты, написанные скорописью, и т.д. (Thorndike, 1932). Лежащие в основе формирования навыков процедурные формы памяти замечательны своим «долгожительством». В частности, как показал в начале 70-х годов прошлого века канадский психолог Пол Колере (Kolers, 1979), выработанный в течение нескольких недель тренировки навык чтения зеркально инвертированного текста сохраняется без особых изменений в течение года, причем не только у обычных испытуемых, но и у пациентов с амнестическим синдромом, для которых каждое следующее посещение лаборатории во время тренировки субъективно выглядело как первое в их жизни!

Для изучения имплицитных компонентов семантической памяти далее может использоваться тест общих знаний, представляющий собой набор стандартных вопросов типа «В названии самого известного романа Достоевского упоминается «наказание» и что еще?». Прайминг выражается здесь в увеличении вероятности правильного ответа, если ранее в каком-то контексте предъявлялось слово «преступление». (В случае данного вопроса базовая референтная вероятность правильного ответа составляет для студентов североамериканских университетов примерно 60%.) При изучении семантических, или концептуальных, связей интерес представляют также прайминг-эффекты, выражающиеся в активации целых семантических областей соответствующего понятия. Так, показ слова «врач» может облегчать последующую работу со

словами «доктор» и «больной», ускоряя их узнавание или принятие решения об их принадлежности к множеству осмысленных слов в задаче лексического решения (см. 4.3.2 и 7.2.2).

Возможные фундаментальные различия имплицитной памяти и сознательного припоминания заставляют обратить внимание на то, насколько избирательно различные методические процедуры позволяют тестировать каждую из этих гипотетических подсистем памяти.

С одной стороны, в непрямых тестах часть испытуемых может иногда догадываться о подлинных целях экспериментов, в результате чего результаты оказываются не вполне чистыми — «контаминированными» влиянием эксплицитной памяти. С другой стороны, в случае традиционных прямых тестов, таких как эксплицитные задачи воспроизведения и узнавания, получаемые результаты могут искажаться неосознаваемым — автоматическим — влиянием имплицитных процессов. Для определения степени этих различных влияний на результаты выполнения прямых тестов запоминания канадский психолог Лэрри Джакоби предложил в начале 1990-х годов методический прием, получивший название методики диссоциации процессов (например, Jacoby, 1998). Этот методический прием позволяет операционализировать различия сознательных и бессознательных (или автоматических) процессов, дополняя тем самым два рассмотренных выше подхода — анализ времени реакции в задачах поиска (см. 4.2.3 и 5.1.2) и методику «проигрыша—выигрыша» Познера и Снайдера (см. 4.3.2).

Разработанный Джакоби метод может применяться с самыми разными прямыми тестами (как вербальными, так и невербальными), хотя в каждом случае его применение требует известной изобретательности. При этом всегда должны сравниваться результаты применения двух вариантов соответствующего теста, а именно варианты «включения» и «исключения». Значение этих понятий лучше проиллюстрировать на конкретном примере. Рассмотрим в качестве такого примера ситуацию использования теста воспроизведения с семантической подсказкой: сначала испытуемому показывается для запоминания ряд слов, а на стадии тестирования предъявляются для облегчения припоминания слова, семантически с ними связанные. Вариант «включения» — это то, что всегда делали испытуемые в исследованиях памяти, стараясь как можно лучше припомнить и воспроизвести целевое слово. Новым является только вариант «исключения»: в этом случае испытуемый должен постараться ответить на слово-подсказку любым семантически похожим словом, но только не тем, которое показывалось ему ранее.

Какая логика стоит за всем этим? Это можно пояснить еще одним примером, на этот раз с количественными данными. Допустим, что эмпирически установленная вероятность воспроизведения ранее показанного слова в варианте «включения» равна 0,8. В варианте «исключения» испытуемые также иногда воспроизводят ранее показанные слова — происходит такое воспроизведение по ошибке, так как они стараются этого не делать. Пусть вероятность таких ошибочных воспроизведений ранее предъявленных слов в нашем гипотетическом примере равна 0,2. По мнению Джакоби, этих двух чисел достаточно, чтобы оценить количественный вклад процессов сознательного припоминания (С, от conscious) и имплицитной памяти (U, от unconscious) в решение данной задачи.

В самом деле, в варианте «включения» нужное слово может поступать из обоих источников — как эксплицитной, так и имплицитной памяти, а значит, справедливо следующее уравнение:

0,8 = С+ U-CU.

Следует обратить внимание на необходимость вычитания произведения двух вероятностей С и U, поскольку в противном случае это произведение было бы подсчитано дважды — ведь это вероятность влияния бессознательных имплицитных тенденций в том случае, когда целевое слово и без того уже воспроизводится благодаря эксплицитному, сознательному припоминанию. В варианте «исключения» ситуация совсем проста:

0,2= U(1 -С).

Очевидно, речь идет о совместной вероятности имплицитного влияния U и отсутствия влияния сознательного припоминания (1 — С), так как любое присутствие сознательного припоминания С должно было бы воспрепятствовать такому ответу. Решая эту простую систему двух уравнений с двумя неизвестными, можно получить оценки влияния сознательного припоминания и имплицитной памяти в данной задаче. Они равны соответственно 0,6 и 0,5.

Эти простые соображения послужили основой для значительного числа остроумных работ, направленных на выяснение роли «имплицитного познания» — бессознательных компонентов в процессах восприятия, запоминания и понимания (см. 4.3.3). Данные некоторых реальных исследований Джакоби и его последователей, демонстрирующие двойную диссоциацию вкладов сознательно контролируемых и автоматических процессов в самых различных условиях решения задачи воспроизведения, а именно в зависимости от внимания к материалу, параметров его предъявления и возраста испытуемых, приведены в табл. 5.3.

Как можно видеть из этой таблицы, данный подход позволяет получать чрезвычайно интересные и, судя по всему, систематические результаты. Вместе с тем, лежащие в основе методики диссоциации процессов допущения, а равно интерпретация результатов вызывают в последние годы бурные споры. Сам Джакоби считает, что показатель U представляет собой оценку обобщенного параметра знакомости, ведущую в задачах на узнавание к ответам «знаю», тогда как показатель С связан с оценкой вклада более рефлексивного ответа «вспоминаю» (см. 5.1.1). Если обратиться к табл. 5.3, то складывается впечатление, что данная процедура действительно выделяет в категории автоматические процессы нечто, очень похожее на имплицитную память — так, как она обычно описывается в исследованиях, опирающихся на применение непрямых тестов. Например, из других исследований (см. 5.4.3) известно, что эффективность имплицитной памяти у молодых и у (здоровых) пожилых людей примерно одинакова, тогда как произвольная память последних заметно ослаблена.

Таблица 5.3. Оценки величины вкладов сознательных и автоматических процессов в зависимости от условий кодирования и ответа, а также возраста испытуемых (по: Kelley & Jacoby, 2000)

Критическая переменная для диссоциации процессов Сознательное припоминание, С Автоматизмы памяти, U
Внимание полное отвлеченное 0,25 0,04 0,47 0,46
Время предъявления 10 сек 1 сек 0,44 0,22 0,59 0,58
Возраст / 1 предъявление молодые старые 0,38 0,20 0,45 0,44
Возраст / 3 предъявления молодые старые 0,67 0,49 0,57 0,58

следований имплицитной памяти говорят об отличии ее механизмов от процессов, лежащих в основе эксплицитного запоминания. Следует отметить, однако, что иногда использование различных непрямых тестов памяти, таких как перцептивный тест дополнения фрагментов слова и концептуальный (семантический) тест знания общих фактов, также приводит к существенно различающимся результатам, что позволяет сделать предварительный вывод о множественности механизмов самой имплицитной памяти. Если, таким образом, существует несколько различных форм не только эксплицитной, но и имплицитной памяти, то естественно возникает вопрос о том, как все эти разновидности памяти могут быть связаны между собой. Данные соответствующих экспериментов и их возможная интерпретация будут рассмотрены нами в одном из следующих разделов этой главы (см. 5.3.3), после анализа основных подходов к описанию процессов непосредственного запоминания.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ИМПЛИЦИТНАЯ ПАМЯТЬ МЕТОД СБЕРЕЖЕНИЯ
ИМПЛИЦИТНОЕ НАУЧЕНИЕ И ИМПЛИЦИТНАЯ ПАМЯТЬ (IMPLICIT LEARNING AND MEMORY)
Эксплицитная и имплицитная память
ИМПЛИЦИТНАЯ И ЭКСПЛИЦИТНАЯ ПАМЯТЬ.
НЕПРЯМОЕ ОСВЕЩЕНИЕ.
Непрямое самоубийство
НЕПРЯМОЙ КОНТАКТ С КЛИЕНТАМИ
ПАМЯТЬ НА ЗАПАХИ И ЗРИТЕЛЬНАЯ ПАМЯТЬ
Имплицитные теории смысла жизни
Кишко М.В. Имплицитные представления субъектов конфликта
В. И. Доминяк, Л. В. Марарица ИССЛЕДОВАНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ИМПЛИЦИТНЫХ ЦЕННОСТЕЙ И ДЕМОНСТРИРУЕМОГО ПОВЕДЕНИЯ
ИМПЛИЦИТНОЕ НАУЧЕНИЕ
ПРОФИЛИ «ЕСЛИ..., ТО...» КАК СОДЕРЖАНИЕ ИМПЛИЦИТНЫХ ТЕОРИЙ
ГРЕЦОВ А.Г. ИМПЛИЦИТНЫЕ МОДЕЛИ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОДРОСТКОВ
ЕМ. Алексеева, Т.К. Иванова ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ИМПЛИЦИТНЫХ МЕТОДИК В ИССЛЕДОВАНИИ УСТАНОВОК
6.1.1 Логика и проблема имплицитного знания
М.В. Аллахвердов МОДЕЛЬ СТРУКТУРЫ ИМПЛИЦИТНОЙ ТЕОРИИ ДОВЕРИЯ
ИМПЛИЦИТНЫЕ ТЕОРИИ КАК РЕГУЛЯТОР АКТИВНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
Романова М.А. ПСИХОЛОГИЯ МУДРОСТИ: ИМПЛИЦИТНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД
Федосина С. С. ПРОТОТИПЫ КОНЦЕПТА «ЭМОЦИЯ» В НАУЧНОЙ И ИМПЛИЦИТНОЙ ТЕОРИЯХ ЭМОЦИЙ
Добавить комментарий