§ 5. АНТРОПОМОРФНАЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИИ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Антропоморфная концепция, предложенная В. Я. Дубровским и Л. П. Щедровицким, представляет собой один из вариантов применения идей системного подхода и строится на фундаменте, в основу которого заложены следующие посылки:

1. Человек — рефлексивный элемент системы. Эта рефлексивность выражается, в частности, в том, что объект управления или вся система в целом вместе с человеком могут быть отображены в сознании человека;

2. Цель системы является содержанием сознания человека-оператора. Эта цель рефлексивно определяет целостность функционирования человека в системе;

3. Способ достижения цели человеком социально нормирован.

Исходя из этих посылок, вся концепция сводится к следующим методологическим положениям:

1) включение человека в информационно-управляющую систему независимо от того, на что рассчитывал проектировщик, превращает эту систему в объект принципиально иного типа, который уже не может быть представлен в виде «поточной» системы, этот объект—система человеческой деятельности;

2) в системах человеческой деятельности машины с их функционированием не являются и не могут быть проектировочными компонентами [17, с. 43];

3) человек и машина не могут рассматриваться как компоненты системы «человек—машина»;

4) особенности способа функционирования человека в системе не позволяют представить его в виде поточной системы.

Легко заметить, что констатация этих положений дает чисто негативное решение одной из основных инженерно-психологических задач—задачи распределения функций между человеком и техническими устройствами. Авторы концепции неизбежно приходят к заключению, что бессмысленно говорить о распределении функций между человеком и машиной. Способ функционального конструирования системы деятельности должен быть пересмотрен. Это заключение подразумевает далеко идущие следствия, основной смысл которых состоит в том, чтобы доказать необходимость реформы инженерно-психологического знания. По сути дела в антропоморфной концепции снимаются два первых постулата инженерной психологии9. Требование реформы знания—требование чрезвычайно ответственное и нуждается в серьезных обоснованиях. Между тем обоснования, высказанные авторами анализируемой концепции, по меньшей мере дискуссионны. В самом деле, по каждому из выдвинутых положений существует противоположная точка зрения.

Не вызывает сомнения, что один из центральных вопросов, составляющих краеугольный камень любой концепции ИПП,— это вопрос о том, являются ли человек и машина компонента-

9 0 постулатах инженерной психологии см.: Ломов Б. Ф. В авангарде психологических наук.— Вести. АПН «Научная мысль», 1969, № 7, с. 15—16.

ми системы «человек—машина» или же они не могут рассматриваться как таковые. Как мы видим, сторонники антропоморфного подхода. Дают на него отрицательный ответ. В то же время, по мнению ряда авторов, «изучение систем «человек— автомат», «человек — машина» как единого функционального целого может и должно осуществляться подобно изучению других сложных систем. Подход к человеку как к особому звену, включенному в систему автоматических устройств и машин позволяет решить весьма важные вопросы, касающиеся повышения эффективности работы этой системы» [24, с. 47].

А. А. Крылов раскрывает содержание концепции человека-оператора [32, с. 5] в двух разных аспектах. Он характеризует автоматизированную систему управления как систему, включающую человека в качестве одного из своих звеньев, и рассматривает человека как звено системы управления, осуществляющее необходимую обработку информации.

Спорно и положение авторов антропоморфной концепции о том, что включение человека в информационно-управляющую систему превращает эту систему в объект, который уже не может быть представлен в виде «поточной» системы. Согласно современным системам представления, «любой объект можно рассматривать… в качестве преобразователя, в который поступают входные сигналы, или стимулы, и который отвечает на них выходными сигналами-реакциями» [70, с. 28], т, е. именно как поточную систему. Подобные взгляды высказывают и многие видные представители зарубежной инженерной психологии. Утверждение о том, что человек наряду с машинами является звеном эргатических систем, по мнению президента американского общества инженерных психологов Д. Адамса. следует рассматривать как первую предпосылку инженерной психологии.

Уже на основе приведенных мнений можно поставить под сомнение действенность главного вывода о бессмысленности постановки проблемы распределения функций. Однако целесообразно высказать несколько замечаний непосредственно по этому вопросу.

В качестве достаточно веских аргументов в поддержку своей позиции по проблеме распределения функций авторы антропоморфной концепции выдвигают мнение Н. Джордана и У. Синглтона. Однако интерпретация ими мнений этих действительно крупных исследователей проблемы распределения функций не всегда оказывается правильной. Ведь из констатации Н. Джорданом принципиальных трудностей решения проблемы и формирования им концепции взаимодополнительности человека и машины никак не следует, что Н. Джордан отрицал нежность и необходимость распределения функций. Анализируя работы Н. Джордана и У. Синглтона, авторы антропоморфной концепции не обратили внимания на одно существенное обстоятельство, имеющее в данном случае первостепенное значение. Отношение Н. Джордана и У. Синглтона к проблеме распределения функций явилось скорее всего следствием неэффективности приложения существующих в то время (начало 60-х годов) методов к ее решению, чем задачей ее дискредитации. Говоря иными словами, они проводили мысль, что методы решения неприложимы к практическому решению проблемы распределения функций. Повторяем, что ни Н. Джордан, ни У. Синглтон не ставили перед собой цели установить истинность или ложность проблемы распределения функций. Как это ни парадоксально, но эти авторы считают, что инженерная психология направлена как раз на решение проблемы распределения функций. Недаром эта проблема остается для одного из них центральной и в настоящее время [62, с. -142—143].

То обстоятельство, что проблему распределения функции нельзя во многих случаях решить «прямой атакой», не должно вызывать сомнения в необходимости этого этапа при ИПП. Целесообразность его подтверждена неоднократно.

Вышеприведенный анализ позволяет сделать одно общее замечание. Построение концепции ИПП — сложнейшая задача, решение которой вряд ли возможно с помощью умозрительного конструирования. Такое конструирование может создать лишь видимость решения этой важной проблемы. -Именно поэтому оказалось крайне трудно найти сколько-нибудь эффективное приложение антропоморфной концепции к решению конкретных задач инженерно-психологического проектирования. Представляется не случайным то обстоятельство, что реализация методических принципов этой концепции по существу свелась к работе, принципиально (и даже в деталях) не отличающейся от той, которая уже давно осуществлялась в рамках коррективной инженерной психологии и сводилась к реконструкции, а не к проектированию [б].

Вместе с тем не нужно недооценивать смысл идей, заложенных в антропоморфной концепции. Они не только способствовали определенной переориентации исследователей на проблематику ИПП, но и утвердили критический взгляд на него и связанные с ним задачи, исключив саму возможность сомнения в необходимости и целесообразности ИПП. Весьма существенно, что антропоморфная концепция, несмотря на отмеченные ошибочные выводы, продемонстрировала действенность применения в инженерно-психологических исследованиях системных идей.

В качестве альтернативы антропоморфной концепции в последние годы сформировалась концепция, определенная выше как процессуальная. Если в антропоморфной концепции полемическое острие было направлено против исходных постулатов инженерной психологии, то в процессуальной—против самого предмета инженерной психологии и одного из ее основополагающих принципов—принципа гуманизации. Весьма примечатлен фон, который предопределил появление этой концепции. С одной стороны, это резко подчеркиваемая практическая ориентация инженерно-психологического проектирования, с другой—не менее резко выраженная критика системного подхода и отрицательное отношение к его применению в инженерно-психологических исследованиях.

В качестве познавательного средства, на базе которого строится эта концепция, предлагается логико-статистический подход. Общую процедуру, основанную на этом подходе, предлагается определять как анализ процессов, в отличие от процедуры, основанной на системном подходе, которая определяется как анализ систем. При этом анализ процессов рассматривается как логико-математический метод, который основывается на диалектической логике и некоторых разделах математики (функциональный анализ и абстрактная алгебра).

Основываясь на развиваемых в рамках- логико-статистического подхода положениях, авторы также подвергают ревизии исходные основания инженерной психологии. Они выступают против точки зрения, согласно которой предметом инженерной психологии является система «человек—.машина», и предлагают в качестве такого предмета рассматривать логические переходы между отдельными видами деятельности человека-оператора. Они доказывают также, что инженерно-психологические проблемы имеют тенденцию к центрированию, вследствие чего может быть выявлена новая центральная задача инженерной психологии. Такой новой ключевой проблемой (центральной задачей) инженерной психологии названа задача учета большого количества факторов, взаимодействующих между собой (ЗУБКФ). ЗУБКФ выступает как родовая (в. терминах процедуры логического центрирования) проблема инженерной психологии, содержащая предельную неопределенность. Таким образом, основные трудности при решении задач ИПП (как н инженерной психологии в целом) вызывают проблемы критерия и принятия решения в условиях неопределенности. В рамках решения ЗУБКФ понимание ИПП весьма специфично:

ИПП включает в себя три этапа: проектирование, испытание н эксплуатацию систем «человек—машина». Другими словами, под ИПП понимается обобщенный циклический процесс. В начале каждого цикла анализируются результаты эксплуатации существующих в настоящее время систем. Включение такого анализа в процесс проектирования объясняется тем, что только в процессе эксплуатации системы можно полностью выявить, проанализировать и оценить все ее качества как с точки зрения требований инженерной психологии, так и с точки зрения ее общих (основных) технических требований. При этом типовые методики и программы ИПП и оценки СЧМ должны создаваться на основе обобщения тех данных, которые получены в ходе многолетней работы коллективов проектировщиков, испытателей и эксплуатационников. Учет необходимости обобщения практических данных приводит авторов концепции к выводу, что основным средством решения проблем ИПП в математическом плане должна стать статистика, как описательная, так и математическая. Именно в этом и состоит одно из главных отличий процессуального подхода от системного, где главным научным орудием считается моделирование.

Включение в сферу ИПП этапов испытания и эксплуатации представляется нам нецелесообразным по целому ряду причин. Укажем на некоторые из них. Как отмечалось, сейчас высказывается идея о необходимости при решении инженерно-психологических задач исходить из принципа обслуживания деятельности человека машинами и соответственно учитывать прежде всего позитивные возможности человека как действительного субъекта труда, т. е. то, что составляет не недостатки его, а преимущества по сравнению с машиной. Процессуальная концепция, включающая в ИПП этапы испытания и эксплуатации, исходит из консервативной стратегии проектирования эргатических систем, где, как правило, отталкиваясь от предполагаемых (или получаемых в процессе испытаний и эксплуатации) технических возможностей машины, определяют место и функции человека-оператора (коллектива операторов). При этом учитывается преимущественно ограниченность возможностей человека. Например, один из авторов процессуальной концепции Б. Д. Смирнов отмечает, что создание новых эффективных систем «человек—машина» требует решения всего комплекса задач, связанных с определением требований, предъявляемых такими системами к оператору (коллективу операторов). Но такая стратегия проектирования, несмотря на постоянно подчеркиваемую авторами направленность на широкое практическое использование инженерно-психологических факторов, может, как показывают специальные исследования, на самом деле привести к противоположному результату—к недоучету инженерно-психологических факторов при разработке и проектировании СЧМ.

Так, Д. Мейстером и его сотрудниками при исследовании влияния инженерно-психологической информации на процесс проектирования, в частности, было показано, что до тех пор, пока инженерно-психологическая информация будет представляться в виде ограничений на проект (ограничений, налагаемых человеческим фактором), разработчик будет стремиться эту информацию отвергнуть. Кроме того, на этапах испытания и эксплуатации мы имеем дело с уже спроектированной деятельностью, так как техническое устройство во многом предопределяет деятельность человека. Следовательно, в этом случае нужно говорить не об ИПП, а скорее об инженерно-психологической оценке спроектированной деятельности. Кстати сказать, практические рекомендации процессуальной концепции как раз и направлены на обследование и оценку систем «человек—машина». Собственно проектирование деятельности ограничивают весьма небольшим кругом вопросов и ему предпосылают наряду с другими этапы распределения функций между человеком и машиной и проектирования технических средств взаимодействия оператора и машины. Но это противоречит общепринятому еще в 30-е годы в советской психологии положению о предметности психических процессов, четко развитому применительно к инженерно-психологическому проектированию в работах Б. Ф. Ломова, В. П. Зинченко и др.

Однако еще большее возражение вызывает система методологических принципов, развитая в рамках обсуждаемого подхода. Она направлена против одного на основных принципов советской инженерной психологии — принципа гуманизации. «Несостоятельность последнего в том,—пишут авторы процессуальной концепции,—что он требует создания наиболее благоприятных условий для работы человека без учета технических, экономических и прочих условии, что в конечном итоге снижает эффективность СЧМ в целом».[28, с. 66]. Однако подобная интерпретация принципа гуманизации чрезвычайно узка и по сути неверна. Системный подход, против которого выступают авторы, как раз утверждает необходимость всестороннего рассмотрения всего многообразия факторов, определяющих эффективность системы, причем такого рассмотрения, которое на первый план выдвигает развитие творческого потенциала человека- Ошибка авторов процессуального подхода состоит в том, что они находятся на «аналитическом» уровне рассмотрения эргатических систем и не рассматривают все части системы в совокупности. Кардинальная же проблема состоит в том, чтобы найти, по образному выражению П. К. Анохина, ключ, который соединил бы уровень целостности и аналитический уровень.

Таким образом, если антропоморфная концепция инженерно-психологического проектирования приводила при практической ее реализации к тупику, то и «процессуальные» представления об инженерно-психологическом проектировании не могли быть основой для научного решения задач, возникающих при создании принципиально новых эргатических систем.

Совершенно естественным при таком положении представляется поиск других путей решения проблем инженерно-психологического проектирования. Этот поиск следует вести, опираясь, с одной стороны, на те научные принципы, которые были выработаны и оправдали себя на предшествующем этапе развития инженерно-психологической пауки, а с другой—на принципы, которые оправдали себя при развитии кибернетики, теории систем, системотехники. Конечно, применение последних должно связываться с учетом специфики реального

Рас. 4. Структура инженерно-психологического проектирования в процессуальной концепции (по

Рас. 4. Структура инженерно-психологического проектирования в процессуальной концепции (по

).

объекта изучения—эргатической системы. В настоящее время этим требованиям в значительной мере соответствует концепция ИПП, определенная выше как системно-антропоцентрическая.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
§ 6. СИСТЕМНО-АНТРОПОЦЕНТРИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ
Глава 2 ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Глава 3 МЕТОДЫ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
§ 4. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
§ 12. ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА УСТРОЙСТВ ВЫВОДА ИНФОРМАЦИИ ИЗ ЭВМ
§ 9. МЕТОД МАТЕМАТИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ
§ 13. ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА УСТРОЙСТВ ВВОДА ИНФОРМАЦИИ В ЭВМ
9.2. СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫЕ ОСНОВАНИЯ ИЗМЕНЕНИЯ ИНЖЕНЕРНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ СИСТЕМ "ЧЕЛОВЕК-МАШИНА"
Глава 4 ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА СИСТЕМЫ «ЧЕЛОВЕК — ЭВМ»
АНТРОПОМОРФНОЕ МЫШЛЕНИЕ (ANTHROPOMORPHIC THINKING)
Лущихина ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕЧЕВЫХ КОММУНИКАЦИЙ ОПЕРАТОРОВ
Добавить комментарий