ЧЕТЫРЕ ВОПРОСА, ВЕДУЩИЕ К УГЛУБЛЕННОМУ ПОНИМАНИЮ ФЕНОМЕНОВ АТРИБУЦИИ

Исследования, проводимые в логике теоретических моделей Хайдера, Джоунса, Дэвиса и Келли, были ориентированы не на логику как таковую, а на лежащие в основе этих моделей допущения. Прежде всего подразумевалось неявное допущение, что люди объективно используют всю доступную им информацию, рационально оценивают ее и, как только им представляется возможность, прибегают к каузальной атрибуции. В связи с этим на первый план выдвинулись критические вопросы, которые Келли (Kelley, 1976) обозначил следующим образом: 1) вопрос «Когда?», 2) используемая информация, 3) эффекты ожидания, 4) Мотивационная предубежденность.

Постановка указанных вопросов, во-первых, была обусловлена необходимостью освободить трактовку феноменов атрибуции от представлений жестко заданных когнитивных моделей, что позволило бы описать их как продукт реальных процессов переработки информации человеком (Fischhoff, 1976; Ross, 1977; Major, 1980; Trope, 1986a). Во-вторых, ответ на эти вопросы помогал разобраться в том, насколько каузальная атрибуция подвержена влиянию мотивационно обусловленных предубеждений и установок. Рассмотрим кратко все названные вопросы.

Вопрос «Когда?»

Когда люди чувствуют необходимость размышлять над причинами своего поведения и когда они перестают это делать? ДумаеТся, что это один из наиболее важных вопросов, которые должно прояснить исследование каузальной атрибуции. До настоящего времени, однако, почти не исследовались побуждения, приводящие к началу и завершению каузальной атрибуции. Всегда ли человек спрашивает себя, почему что-то происходит, если причина не самоочевидна? И все ли люди делают это в равной степени? Исследователи атрибуции, усматривающие в ней основную человеческую потребность, склонны давать положительный ответ на оба вопроса. Было бы правильнее ограничить случаи атрибуции только ситуациями, в которых имеет место нечто неожиданное. Но насколько неожиданным должно быть это нечто? Частичный ответ на этот вопрос дает эффект Валинса, а также модель Либхарта (Libhart, 1978), уточняющая условия начала и прекращения процессов атрибуции. По окончании эксперимента, в котором испытуемые должны были испытывать ощущение «беспомощности» из-за частого неуспеха, Хануса и Шульц (Hanusa, Schulz, 1977) в ответ на прямые вопросы не получили никакой информации о каузальных атрибуциях. Уортман и Динцер (Wortman, Dintzer, 1978) предложили два возможных объяснения этому: во-первых, каузальная атрибуция должна происходить тем более спонтанно, чем более неожиданным и удивительным оказывается результат, и, во-вторых, чем более неопределенным он кажется в случае возобнов-

ления усилий, что часто имеет место после неудачи. Что касается первого момента, т. е. удивления, то Мейер (Meyer, 1988a) в своем теоретическом анализе доказал, что удивление служит эффективному управлению действием, так как при обнаружении несоответствий оно ведет к проверке и пересмотру того знания, которым неявно руководствовался человек при совершении действия. Во-вторых, атрибуция должна чаще наблюдаться после неудачи, чем после успеха, поскольку анализ причин неудачи помогает избежать ее в следующий раз. И действительно, Фризе (Frieze, 1976) обнаружил, что неудача побуждает к поиску дополнительной информации в большей степени, чем успех.

Неясность вопроса «Когда?» связана не только с исходными позициями создателей теории атрибуции — их постулатом об основной потребности, игнорированием мотивационно-психологического контекста и логико-рациональным характером их моделей, —- но и с методическими проблемами. Каузальная атрибуция как когнитивное событие почти никак не проявляется во внешнем поведении. Обычно после какого-то события, например после неудачного решения задачи, испытуемых просят объяснить это событие, предлагая им готовые варианты возможных причин. Такая методика оставляет открытым вопрос о том, занимался ли сам испытуемый каузальной атрибуцией и не привел ли он правдоподобное объяснение, с тем чтобы, например, оправдать перед экспериментатором результат своего действия.

Примером может служить эксперимент Вайнера и Куклы (Werner, Kukla, 1970, эксперимент V). Испытуемых просили предсказать появление цифры 0 или 1, предъявлявшихся в случайном порядке. После сообщения о правильности или ошибочности их результата испытуемые должны были.оценить, насколько причина результата определялась затраченным усилием. Испытуемые, которым сообщалось об успехе, объясняли результат большими усилиями. Возникает подозрение, что подобная каузальная атрибуция не была спонтанной и что испытуемые прибегли в своих ответах к тактике, которую Нисбетт и Вильсон в своем исследовании (Nisbett, Wilson, 1977) обозначили следующим образом: «Говорить больше, чем мы можем знать». При ответе испытуемые просто воспользовались доводами здравого смысла, справедливо полагая, что большие усилия скорее приведут к успеху. Здравый смысл подсказал им и обратное соображение: «Поскольку успех достигнут, то я, наверное, затратил большие усилия».

Не подлежит сомнению тот факт, что испытуемые гораздо реже занимаются спонтанным объяснением причин, чем полагают исследователи атрибуции. Согласно нашей модели «Рубикона», относящейся к фазам действия (глава 6), каузальная атрибуция является одним из многих процессов фазы после действия, возникающих в той мере, в какой намеченный результат действия представляет собой загадку, разгадка которой может иметь значение для воспроизведения данного действия в будущем или для его продолжения в настоящий момент. Соответственно закончившееся действие должно было привести к противоречащему ожиданиям результату или, оставшись безуспешным, все же быть впоследствии доведено до успешного завершения.

Именно эти два условия — противоречащий ожиданиям либо неудовлетворительный результат действия — и связаны, согласно Лау и Расселу (Lau, Russel, 1980), Пищннскому и Гринбергу (Pyszczynski, Greenberg, 1981) и Вонгу и Вайнеру

(Wong, Weiner, 1981), со спонтанным процессом каузальной атрибуции. В эксперименте Вонга и Вайнера испытуемых после гипотетически или фактически ожидавшихся или неожиданных успехов и неудач просили указать, какие вопросы следовало бы задать в этой ситуации но отношению к достигнутым результатам или какого типа (из заданных) информацию хотелось бы сначала получить. Таким образом, испытуемых прямо не спрашивали о каузальной атрибуции. Несмотря на это, если речь шла о неудаче или успехе, противоречащем ожиданиям, на первый план выходили именно атрибуционные вопросы.

Что касается различных измерений атрибуции (локализация, контроль, стабильность, преднамеренность, обобщенность), то в первую очередь задавались вопросы о локализации (зависело ли это от меня или от внешних причин) и контроле (ответствен я за случившееся или нет).

Полученный поразительный результат показал, что в ситуации неуспеха и несоответствия ожиданиям такого рода атрибуционные вопросы выполняют полезную для действия функцию. После неожиданной неудачи прежде всего задавались вопросы о внутренних и подконтрольных причинах (в первую очередь о старании), а после неожиданного успеха — о внешних и неподконтрольных причинах (например о легкости задания или везении). Все это вопросы самокритичного характера, противостоящие служащим поддержанию самооценки атрибуциям, к которым люди столь охотно прибегают под критическим взглядом окружающих (например неудача обесценивается с помощью атрибуции внешним и неподконтрольным факторам; см. ниже).

Поскольку исследование Вонга и Вайнера все же не было абсолютно нереактивным, особую методическую важность приобретает анализ письменных материалов, являющихся реакцией на какое-либо событие или образ действия, поскольку в этом случае можно предположить полную нереактивность атрибуирования. Вай-нер (Weiner, 1985b) проанализировал 17 исследований, основанных на материалах сообщений в прессе, протоколов комитетов, принимающих решения об отсрочке исполнения приговора, или писем акционерам какой-нибудь фирмы. Примером могут служить сообщения спортивной прессы после победы или поражения местной команды. Лау и Рассел (Lau, Russel, 1980) обнаружили в среднем 5,5 атрибуций на одно сообщение; больше всего их было в тех случаях, когда победа или поражение были неожиданными. В целом Вайнер пришел к выводу о том, что неожиданные и негативные результаты или способы действия побуждают к попыткам объяснения, которые письменно сообщаются читателям газеты, акционерам и болельщикам.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: спонтанные атрибуции возникают лишь в случаях, явно противоречащих ожиданиям, или тогда, когда необходимо проанализировать неудачу с точки зрения продолжения действия в будущем. Так что значительная, если не большая, часть всех данных, относящихся к атрибуции, была получена чисто реактивным способом и поэтому обладает сомнительной ценностью, поскольку испытуемые просто следовали здравому смыслу.

Еще более убедительными, чем данные исследования Вонга и Вайнера или обобщенные Вайнером анализы архивных материалов, являются спонтанные высказывания испытуемых в ходе выполнения задания. Получить непосредственный

доступ к этому материалу с помощью метода мышления вслух попытались Динер и Двек (Diener, Dweck, 1978). Они установили, что, несмотря на одинаковые условия, существуют значительные индивидуальные различия в проявлениях каузальной атрибуции и ее эффективности (ср.: Heckhausen, 1982b). Испытуемые, в особой степени ориентированные на достижения, ни разу не прибегали к атрибутиро -ванию после противоречащей ожиданиям неудачи!

Динер и Двек с помощью.опросника на выявление склонности к принятию на себя ответственности (IAR) разделили испытуемых (учеников 5-го класса) (Crandall et al., 1965) на две группы; ориентированных на достижение и «беспомощных» перед лицом неудачи. При подготовке к эксперименту детей знакомили с задачей и приучали без стеснения сообщать обо всех приходивших им в голову во время решения задачи мыслях. На стадии эксперимента никто из испытуемых не смог решить четыре однотипные задачи.

Таблица 13.Распределение сопутствующих решению высказываний по содержательным категориям у различных групп детей, потерпевших в решении задач ряд неудач

(Diener, Dweck, 1978, p. 459)

Содержательная категория Группа р   (по х2)
высказываний      
  «беспомощные», ориенти рованные  
  JV=3O на достижение, N= 30  
Утеря способности 11 0 <0,001
Высказывания,      
не относящиеся      
к решению задачи 22 0 <0,001
Неэффективная      
стратегия решения 14 2 <0,001
Полезная стратегия      
решения 26 26
Сам о ин стру кци и 0 12 <0,001
Самоконтроль 0 25 <0.001
Ожидания успеха 0 19 <0,001
Положительные эмоции 2 10 <0,025
Отрицательные эмоции 20 1 <0,001

и, ориентированные на достижение, реагировали на неудачу не стремлением выяснить причины, а рассуждениями о том, как можно улучшить свои достижения (при этом преобладали самоинструкция и самоконтроль); одновременно они сообщали о своих ожиданиях успеха. В отличие от своих беспомощных одноклассников они переживали неудачу не как удручающее завершение деятельности, но скорее как ее первый вселяющий бодрость шаг.

В отличие от них «беспомощные» в основном занимались поисками причин своих неудач и объясняли их прежде всего утерей способности (рассеянность, не-

внимательность) или ее недостаточностью (например, плохой памятью). Кроме этого, они чаще прибегали к неэффективным стратегиям решения. В табл. 13.4 приводятся данные о частоте упоминания категорий когнитивных рассуждений для обеих групп. Поскольку на подготовительной стадии обе группы никак не различались по этим категориям, то данные по индивидуальным различиям в наступлении, протекании и воздействии каузальной атрибуции особенно впечатляют.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ЧЕТЫРЕ РОДА ФЕНОМЕНОВ ПРИОБЩЕНИЯ К ТРУДУ, СВЯЗЫВАЕМЫЕ С ТЕРМИНАМИ "ПРОФОРИЕНТАЦИЯ" И "ПРОФКОНСУЛЬТАЦИЯ"
СОЦИОКУЛЬТУРНО-ИНТЕРДЕТЕРМИНИСТСКАЯ ДИАЛО-ГИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА УГЛУБЛЕНИЯ ПОНИМАНИЯ ПСИХО-ЛОГИЧЕСКОЙ ФЕНОМЕНОЛОГИИ
Хожаинова Ю.В. К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ ВОЛЕВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВ
ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ ПОСТАНОВКА ВОПРОСА И МОДЕЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ АТРИБУЦИИ
АТРИБУЦИИ И АГРЕССИЯ: КАК ОТВЕТ НА ВОПРОС «ЗА ЧТО?» МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА ХОД АГРЕССИИ
Соболева М.А. К ВОПРОСУ О ПОНИМАНИИ НЕКОТОРЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ВТОРИЧНОГО ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА
Четыре Небесных Короля
Глава 2. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ
Четыре причины опустошенности
Четыре основных элемента
ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНАХ
ЧЕТЫРЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ В КОНЦЕ ЖИЗНИ
ЧЕТЫРЕ ВИДА УДИВЛЕНИЯ.
1.5. Четыре этапа ведения совершенной коммуникации
ЭВОЛЮЦИОННЫЙ СМЫСЛ ФЕНОМЕНОВ СУБЪЕКТА И ЛИЧНОСТИ
ЧЕТЫРЕ ФАЗЫ ДЕЙСТВИЯ
ПРОБЛЕМА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ КОГНИТИВНЫХ И МЕТАКОГНИТИВНЫХ ФЕНОМЕНОВ
Деятельность ведущего
3.2. ЧЕТЫРЕ УСЛОВИЯ ИСПЫТАНИЙ
Добавить комментарий