§ 26. Идеи совершенствования качеств личности человека — субъекта труда

Поскольку озабоченность организаторов производства и профессионального образова-ния проблемами человека как предмета познания и руководства была продиктована не их осве-домленностью в научной психологии, но трудностями повседневной практики, то эти организаторы не испытывали той «порчи», которая может быть связана с аналитическим, функционалистским подходом к рассмотрению психики, поведения, сознания, на который так легко ступает профессионально организованная (и в этом смысле — научная) психология. Достаточно сказать, что в 1886 г. появились «Правила о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры, а также особенные правила о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих» . Этот закон был введен вследствие участившихся стачек, вызванных злоупотреблениями властью со стороны фабрикантов. Согласно закону, при найме рабочим выдавались расчетные книжки и в них оговаривались условия найма. Выполнение сторонами установленных правил проверяли фабричные инспекторы. Фактически фабричные инспекторы получили и некоторые полицейские функции, а именно должны были заблаговременно узнавать о готовящихся «беспорядках» на фабриках и сообщать об этом полиции и союзам работодателей. Участникам сложных производственных отношений скорее всего и в голову не могло прийти, что учиняет «беспорядки», бастует отдельная психическая функция — восприятие, память, мышление, во-ображение и пр. — ясно, что предметом рассмотрения и воздействия становился человек как целое, то есть как личность, субъект общественной и трудовой активности.

При рассмотрении ситуаций взаимодействия человека с техникой вполне естествен-ным образом в поле зрения организаторов производства попадали не только познавательные, ис-полнительно-двигательные функции, но и личностные, субъектные свойства.

Иначе говоря, если в наши дни, по прошествии столетия приходится слышать призывы к культивированию личностного подхода в психологии труда и инженерной психологии, то отсюда не следует, что до таких вещей в XIX в. «не додумались»; в то время скорее «не додумались» еще до того психологического анатомирования трудящегося человека, когда он незаметно исчез, превратившись в «сенсорные входы», «моторные выходы», «каналы информации» и пр.

В «Проекте обязательных постановлений…» В, И. Михайловского (1899) наряду с та-кими парциальными предметами рассмотрения, как «слабое зрение», «тугой слух» встречаются и более интегральные характеристики: «лица хорошего и трудового поведения»; «лица надежные»; «несерьезность в работе», связанная с недостаточным возрастом и опытом; автор выходит и на рассмотрение своего рода микроэлементов социальной структуры групп работающих — при сов-местной работе нескольких человек по подъему или переноске тяжелых предметов предписывает-ся назначать старшего, «распоряжающегося и руководящего действиями остальных…»; нередкие указания на ограничения работ по признакам возраста, пола, опыта также в сущности, предпола-гают некий — как бы понятный сам собой — интегральный «портрет» работника.

Отдавая должное вопросам отбора работников по частным признакам, И. И. Рихтер считал, однако, более важными для железнодорожных «агентов» (служащих) высокие нравствен-ные качества, такие, как «мужество, присутствие духа, верность долгу и правдивость» (1895). Н. Мельников (1909), предлагая способ аттестации кадров, учитывающий показатели успешности труда (администраторов), отмечает, что аттестация должна выявлять и воспитывать в служащих «чувство хозяина» по отношению к предприятию (в данном случае — железной дороге).

Нельзя не отметить подходы, связанные с использованием определенным образом ор-ганизованного труда в деле развития и сохранения нравственных устоев личности в практике пе-ревоспитания лиц с асоциальным поведением в тюрьмах, работных домах (где использовался принудительный труд), в колониях для малолетних преступников. Соответствующие вопросы обсуждались в журналах «Тюремный вестник», «Трудовая помощь» и др. Труд применялся как лечебное средство в учреждениях для калек, в психиатрических клиниках. Основанием служил эмпирически установленный факт улучшения состояния калек, изувеченных, душевнобольных при занятии их общественно полезным трудом.

Прогрессивные отечественные авторы — К. Д. Ушинский, Н. И. Пирогов, П. Ф. Лес-гафт, П. Ф. Каптерев и др. — придавали огромное значение труду в нравственном развитии лично-сти и сохранении ею лучших человеческих качеств в течение всей жизни. Такое отношение к тру-ду вполне соответствовало идеалам русской революционной демократии 40- 60 гг.

XIX в., разви-вавшимся А. И. Герценом, В. Г. Белинским, Н. А. Добролюбовым, Д. И. Писаревым. Наиболее развернуто идеи о развитии и воспитании человека в связи с трудом проводились в работах Н. Г. Чернышевского, в частности, в его романе «Что делать?», статьях «Антропологический принцип в философии», «Капитал и труд», «Основания политической экономии Д. С. Милля» и др. И это не случайно, так как представление об идеальном, достойном человека труде, труде как основном виде деятельности, определяющем весь образ жизни человека, свойства его характера и возмож-ности развития его личности, служило обоснованием необходимости социального переустройства общества.

К. Д. Ушинский взял на вооружение идеи революционеров-демократов о том, что да-леко не всякий труд оказывает благотворное влияние на личность человека, но лишь обладающий определенным рядом признаков: труд должен быть свободным, человек должен сам приниматься за него по сознанию необходимости; труд должен быть общественно-полезным; разумно органи-зованным, т. е. организованным в соответствии с особенностями и возможностями человека. Но чтобы использовать труд как воспитательное средство, следует сформировать у учащихся основ-ные предпосылки самой возможности трудиться, общие составляющие трудоспособности. В це-лом же трудовое воспитание понимается как основа формирования и сохранения нравственности, гражданской позиции и всех высших истинно человеческих достоинств личности.

Итак, мы видим, что общественное сознание России рассматриваемого периода доста-точно явно было пронизано оптимизмом в отношении возможностей воспитания человека как личности, личностный подход был не чужд и организаторам производства, идея неслучайной свя-зи труда и личности встречается в самых разных вариантах (чтобы человек хорошо работал, он должен иметь некоторые личностные качества; личность может формироваться в труде; нужно за-ботиться о формировании личностных качеств в деле организации труда и др.).

Обсуждая специфику труда администратора, Д. И. Журавский (1874), работу которого мы упоминали (.см. с. 115), говорит о роли таких личностных качеств, как «дурной характер», «недостатки нравственности», «самолюбие», «славолюбие», и замечает, что определенные недо-статки личности администратора «… становятся подводным камнем, о который легко разбивается предприятие, несмотря на высокие технические познания администратора» [66. С. 163].

В. И. Спирин, обсуждая вопрос о целях, средствах и способах, в частности, нравствен-ного развития учеников в низших сельскохозяйственных школах (1898 г.), следуя, как легко заме-тить, буржуазно-классовым установкам в профессиональном воспитании, тем не менее выделяет в качестве объекта перечень не парциальных (функциональных), но именно личностных качеств хорошего, с его точки зрения, работника: «честность, откровенность, вежливость, послушание, трудолюбие, сдержанность и терпеливость» (особенно подчеркивается значение «исполнительности» и вред развития излишнего «самолюбия» в ученике, которое «… не позво-ляет ему мириться с действительностью жизни») [187. С. 281].

Личностный подход и известный оптимизм в отношении воспитания личности отчасти проскальзывает и в связи с развитием психологических взглядов на деятельность возду-хоплавателя, пилота. Надо сказать, что в этой области при ясном, ярком и очень дифференциро-ванном понимании роли личностного фактора в деятельности доминирует идея отбора, даже своего рода отбористский экстремизм: «…Летчиков, слабых духом, пора вовсе выставить из авиа-ции…» — пишет Е. Н. Крутень (1917) [84, С. 88]. Вместе с тем встречаются идеи весьма тонкого — психокоррекционного, как сейчас бы сказали, — подхода при формировании личности летчика. Так, В. М. Ткачев в своей рукописи замечает:

«…наши летчики выпускались из школы в отряды недоученными и недовоспитанны-ми… летчики страдали двумя недугами: неуверенностью в летном материале и недоверием к са-мому себе». Отмечая у летчиков «недоверие к самому себе и боязнь летать», В. М. Ткачев замеча-ет, что «все летчики внешне держались героями, а кто и как себя чувствует в том или другом слу-чае в полете, оставалось сокровенной психологической тайной каждого, потому что об этом лет-чики не говорили друг другу. Каждый лишь старался побороть и себе глубоко засевшие в душу недоверие и страх» [84. С. 48]. Путь преодоления указанных негативных проявлений на лич-ностном уровне автор видит в постепенном подводящем обучении (ссылается при этом на опыт освоения трюков в цирках, в кавалерии).

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
§ 24. Идеи формирования познавательных составляющих деятельности и умственных качеств человека - субъекта труда
§ 27. Идеи улучшения труда в связи с саморегуляцией человека как субъекта
§ 25. Идеи формирования исполнительных составляющих деятельности человека - субъекта труда
2.5. Развитие человека как субъекта труда. Профессиональное становление личности
§ 21. Идеи учета субъектных факторов труда при беспроцедурном подборе человека для работы
Человек как субъект труда
§ 22. Идеи учета субъектных факторов труда с применением некоторых процедур оценки профессиональной пригодности человека
ПРОФЕССИОГРАФИЯ И РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ИЗУЧЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ВАЖНЫХ КАЧЕСТВ СУБЪЕКТА ТРУДА
Тема 2. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ ТРУДА
2.5. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ ТРУДА
1. Функциональное развитие человека как субъекта труда
ОЦЕНКИ ЧЕЛОВЕКА КАК СУБЪЕКТА ТРУДА
Добавить комментарий