«КОГНИТИВНЫЙ ДЕФИЦИТ» У БЕСПОМОЩНЫХ И ДЕПРЕССИВНЫХ ЛЮДЕЙ

Данные по эгоизму Фрэнкела и Снайдера (Frankel, Snyder, 1978) и их интерпретация сталкивают нас с решающим вопросом, которому до сих пор мы еще не уделяли внимания. Что, собственно, является непосредственной причиной падения результатов выполнения тестового задания, после того как в тренировочной фазе порождаются столь подробно рассмотренные нами эффекты атрибуции? Простое упоминание о «Мотивационной» или «когнитивном» дефиците еще не дает ответа на этот вопрос. Первоначально Селигман (Seligman, 1975) утверждал, что беспомощность и депрессию влечет за собой ожидание неподконтрольности, т. е. что когнитивный дефицит является ожидаемой неподконтрольностью, в- силу которой недооценивается или вообще не замечается фактическая сопряженность между реакцией и ее последствиями при выполнении тестового задания., Это предположение было не только недоказанным, но и неправдоподобным, поскольку после полученных Лангером (Langer, 1975) данных об иллюзии контроля (ср. главу 13) особенно трудно верить в неподконтрольность, если формулировка задания носит отчетливый достиженческий характер.

Для проверки тезиса о том, что когнитивный дефицит состоит в недостатке восприятия сопряженности, Эллой и Абрамсон (Alloy, Abramson, 1979) попросили студентов с высокими и низкими показателями депрессивности оценить объективные возможности контроля. Испытуемым надо было повлиять на вспышку зеленого света. Для этого они могли либо нажать на кнопку, либо не делать этого. Поскольку нажатие на кнопку не требовало никаких усилий, авторы верили, что в этой ситуации речь идет лишь о когнитивных, но не о Мотивационных требованиях, так что можно проверить существование изолированно взятого когнитивного дефицита. В первом эксперименте варьировались мера сопряженности и количество подкреплений. Во втором эксперименте использовались лишь несопряженные задания. На последующих этапах опыта вводились денежные вознаграждения или штрафы за вспышки зеленого света. Полученные результаты однозначно свидетельствуют против постулата дефицита, сформулированного в теории беспомощности. Депрессивные испытуемые не были склонны недооценивать объективные возможности контроля; напротив, они судили о них очень точно, независимо ни от меры сопряженности, ни от частоты и значимости подкрепления. Студенты же с низкими показателями депрессивности переоценивали возможности контроля в ситуации несопряженности, т.

е. были подвержены описанной Лангером иллюзии контроля; а в заданиях с негативными последствиями они недооценивали свои возможности контроля.

Последний результат — недооценка возможностей контроля испытуемыми с низкими показателями депрессивности в ситуации негативных последствий — заставляет нас задуматься о том, не может ли теория когнитивного дефицита быть использована если не для депрессивных, то для нормальных людей после индуцирования беспомощности, сопровождаемой неприятными последствиями. Это попытались выяснить Эллой и Абрамсон (Alloy, Abramson, 1982) в эксперименте, в основе которого лежал тройственный экспериментальный план, типичный для исследований беспомощности. Вместо тестового задания использовалось задание на сопряженность. Свет вспыхивал в половине случаев независимо от реакции

испытуемого. Но и здесь авторам не удалось подтвердить теорию беспомощности. Депрессивные испытуемые вновь оказались реалистами, недепрессивные же не переносили объяснение несопряженности на тестовое задание. Они даже переоценивали свои возможности контроля, если на предварительной фазе работали в ситуации успеха.

После того как в результате экспериментов Эллоя и Абрамсона пришлось отвергнуть тезис о когнитивном дефиците как недооценке возможностей контроля, понятие неподконтрольности постепенно исчезло из планирования экспериментов по беспомощности. Место неподконтрольности стало занимать отягощение самооценки становящимся все более частым неуспехом. Как мы уже говорили в связи с возникновением депрессии (см., напр.: Metalsky et al., 1982), ответственным за наступление депрессивной фазы считается сочетание тягостных жизненных событий и депрессивной атрибутивной модели. Опросники атрибутивного стиля также более не соответствуют первоначальной теории когнитивного дефицита, так как вместо ситуаций неподконтрольности ставят на первый план ситуации неуспеха.

По-прежнему открытым остается вопрос о том, как возникает «когнитивный дефицит*- или наступает ухудшение результатов при выполнении тестового задания. Переформулированная на теоретико-атрибутивной основе теория выученной беспомощности не может дать убедительного ответа на этот вопрос. Это попытался сделать конкурирующий с ней подход, к рассмотрению которого мы сейчас и обратимся.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
Лебедева Г.Г. КОГНИТИВНЫЙ ДЕФИЦИТ У ПАЦИЕНТОВ С РАССТРОЙСТВАМИ ШИЗОФРЕНИЧЕСКОГО КРУГА
Е. Р. Исаева, Г. Г. Лебедева, А. В. Степанова КОГНИТИВНЫЙ ДЕФИЦИТ ПРИ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИИ И ШИЗОТИПИЧЕСКОМ РАССТРОЙСТВЕ
7.3. Когнитивный компонент личностной беспомощности
ПРОГРАММЫ КОГНИТИВНОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА ДЛЯ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ (COGNITIVE INTERVENTIONS WITH older persons)
ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕФИЦИТ
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ДЕФИЦИТ ГУМАННОСТИ В ЕЕ ОСНОВАНИИ
ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ ПРИ ТРЕВОЖНО-ДЕПРЕССИВНЫХ СОСТОЯНИЯХ
ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕФИЦИТ ИЛИ СТАБИЛЬНО-ГЛОБАЛЬНЫЙ АТРИБУТИВНЫЙ СТИЛЬ
Дефицит доверия и близости в отношениях супругов
ДЕПРЕССИВНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ.
Свидина А.В. ДЕФИЦИТ ВНИМАНИЯ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ (MANIC-DEPRESSIVE PERSONALITY)
Тест 2: Есть ли у вас дефицит сна?
МЕТОДИКА «ШКАЛА ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ ДЕПРЕССИВНЫХ СОСТОЯНИЙ»
Медведев Н. Н. ТРЕВОЖНО-ДЕПРЕССИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ И САМОРЕГУЛЯЦИЯ У НЕВРОТИЧЕСКИХ ЛИЧНОСТЕЙ
Фиц Анастасия Николаевна ДЕПРЕССИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА В ДЕТСКОМ ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
Долбеева К. А. НАРУШЕНИЯ ПЕРЕРАБОТКИ АФФЕКТИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ У ЛИЦ С ДЕПРЕССИВНЫМ СИНДРОМОМ
Драчева А.В. ПРОЯВЛЕНИЯ АЛЕКСИТИМИИ У БОЛЬНЫХ С ДЕПРЕССИВНОЙ СИМПТОМАТИКОЙ
Добавить комментарий