КОНФИГУРАЦИОННЫЕ ПОНЯТИЯ: КАУЗАЛЬНЫЕ СХЕМЫ ПО КЕЛЛИ

Ковариационный анализ причин действия построен на использовании разнообразной информации. Во многих обыденных ситуациях такая информация отсутствует, или же у наблюдателя не остается времени на ее подбор и анализ. Келли (Kelley, 1971, 1972,1973) установил, что при неполной информации можно прибегнуть к выделению обобщенных конфигураций взаимодействия различных причин, т. е. к так называемым каузальным схемам. Если, например, кто-нибудь решил задачу и известно, что эта задача очень трудная, то успех приписывается большим способностям. Таким образом, успешный результат действия имеет причину, препятствующую его осуществлению (высокая степень трудности задачи), и благоприятствующую причину (большие способности). Препятствующие и благоприятствующие причины не обязательно должны, как в данном примере, распределяться между субъектом и окружением; обе причины могут одновременно локализоваться как в одном, так и в другом.

Наряду с дифференциацией причин на способствующие (благоприятствующие) и препятствующие, а также на внутренние и внешние, Келли (Kelley, 1972) указывает на два специальных понятия, которыми обозначается комбинация причин, ведущая к определенному эффекту. Одно из них — понятие «множественных необходимых причин». Из множества благоприятствующих причин для достижения необходимого эффекта должны присутствовать все причины одновременно. Рисунок 13.4 поясняет сказанное на примере двух гипотетических причин Ли В. Эффект Е возникает только при наличии и Л, и В. Руководствуясь этой схемой, при появлении эффекта можно тотчас же сделать заключение о наличии А и В без специальной идентификации обеих причин. Другой вид каузальной схемы — так называемые множественные достаточные причины. В этом случае из многих способствующих причин достаточно одной, чтобы вызвать необходимый эффект (см. рис. 13.4). Однако из самого эффекта нельзя вывести, какая из причин привела к его возникновению.

4. Каузальные схемы; а) множественных необходимых причин и б) множественных достаточных причин {Kelley, 1972, р. 2, 6

4. Каузальные схемы; а) множественных необходимых причин и б) множественных достаточных причин {Kelley, 1972, р. 2, 6

Когда и какую каузальную схему следует применять? На этот счет люди выработали определенные эмпирические правила. Редкие и необычные (или особенно запоминающиеся) события (Cuningham, Kelley, 1975) чаще всего приписываются множественным необходимым причинам: несколько различных причин должны действовать совместно, чтобы их произведение обусловило рассматриваемый эффект. Примером может служить успешное решение очень сложной задачи или неудачное решение очень легкой. Первый случай может быть результатом действия двух благоприятствующих внутренних причин — больших способностей и значительного усилия, а второй — результатом их отсутствия. Для рядовых событий, например для успешного решения легкой и неудачного решения трудной задачи, больше подходит каузальная схема множественных достаточных причин. Для успешного решения легкой задачи достаточно наличия одной из двух благоприятствующих причин — способностей или усилия; для неудачного решения трудной задачи достаточно отсутствия одной из этих причин, чтобы препятствующая причина (трудность задачи) оказалась непреодолимой.

Но как в случае множественных достаточных причин определить, какая из них была благоприятствующей? Ответа на этот вопрос не дают и сведения о повторном появлении эффекта, поскольку каждое такое появление (например успешное решение легкой задачи) может быть следствием как одной, так и другой причины. При подобной неразделимости однонаправленных причин Келли (Kelley, 1972, 1973) рекомендует пользоваться принципом обесценивания: в данном случае снижается значимость каждой причины эффекта при условии, что наличествуют или являются возможными другие приемлемые причины. (Этот принцип также соответствует логике дисперсионно-аналитической модели.) Кстати, мы здесь имеем дело с тем же явлением, которое Джоунс и Дэвис (Jones> Davis, 1965) использовали в своей модели соответственного вывода в качестве детерминанта для выведения из действия лежащей в его основе диспозиции, т. е. с количеством специфических эффектов. Если число специфических эффектов выбранной альтернативы действия превышает единицу, то мы сталкиваемся с неразделимостью достаточных причин. Неясно, какая из соотнесенных с различными специфическими эффектами диспозиций направляет действие. Соотнесенность действия и диспозиции остается не-выявленной.

Обесценивание одной или нескольких из многих возможных причин (так же как и одного из многих возможных специфических эффектов) должно быть тем значительнее, чем больше число достаточных причин (или эффектов).

Единственное, что можно порекомендовать для дальнейшего прояснения этого вопроса, — дифференциация каузальной схемы рассматриваемого эффекта путем наблюдения ковариации объектов, ситуационных условий, временных факторов и субъектов, т. е. посредством построения все новых психологических гипотез и их проверки. Но еще до того, как такое объяснение будет получено или не получено, возникает следующий вопрос: какая из двух возможных способствующих причин обесценивается сильнее — причина, относящаяся к субъекту или к окружению? В зависимости от ответа можно судить о тенденции объяснения поведения с первого или второго взгляда. Если относимая к окружению причина обесценивается сильнее, то такое предпочтение объяснения поведения с первого взгляда соответствует,

согласно Джоунсу и Нисбетту (Jones> Nisbett, 1971; Jones, 1976), предубежденности перспективы стороннего наблюдателя. Эту односторонность, на которую указывал еще Хайдер (Heider, 1958), Росс (Ross, 1977) называет «фундаментальной ошибкой атрибуции».

Помимо принципа обесценивания при каузальных умозаключениях во внимание должно приниматься и нечто прямо ему противоположное — принцип усиления значимости (Kelley, 1971). Этот принцип означает, что значимость способствующей причины всегда повышается, если ей противостоит препятствующая причина, например, если осуществлению целевого действия мешают трудности, связанные с ним жертвы и риск. И здесь опять-таки прослеживается полная аналогия с моделью соответственного вывода Джоунса и Дэвиса, а именно с таким детерминантом этой модели, как желательность. Чем менее социально желательным является целевое действие (например если оно противоречит ролевым предписаниям), тем сильнее возрастает значимость соответствующей внутренней причины действия и в тем большей степени оно объясняется диспозицией субъекта, а не требованиями особенностей ситуации.

Эксперименты, направленные на доказательство каузальных схем, по большей части носят гипотетический характер, т. е. основываются на тезисах, подразумевающих готовность испытуемых находить причинные объяснения. Эксперименты такого рода подвергаются вполне справедливой критике за чуждое реальности представление заранее упорядоченной информации и за их сем антическу ю тривиальность (см.: Fiedler, 1982, и критический анализ в: Shaklee, 1983). Мэйор (Major, 1980) перед атрибутированием описанного поведенческого эпизода предлагал испытуемым информационный материал, который они сами могли распределить по заранее данным категориям. Однако испытуемые пользовались этой возможностью лишь в ограниченной мере. Информации о специфичности и согласованности они предпочитали информацию о стабильности. Атрибуции лишь приблизительно совпадали с ковариационной моделью Келли.

Келли (Kelley, 1973) проанализировал и другие каузальные схемы. Рассмотренные выше схемы необходимых и достаточных причин представляют собой только два частных случая более общей схемы, не ограниченной констатацией наличия или отсутствия некоторой причины. Речь идет о схеме градуальных (аддитивных или мультипликативных) эффектов, близкой обыденному мышлению, так как последнее всегда учитывает различия в силе отдельных причин. Поскольку каузальная схема градуальных эффектов играет решающую роль в мотивации деятельности достижения, мы вернемся к ней в следующей главе (см. рис. 14.2).

Как обнаружили Цукермап и Эванс (Zuckerman, Evans, 1984), существуют различные атрибуционные схемы для объяснения причин действий, с одной стороны, и причин событий — с другой (подробнее об этом различении см.: Buss, 1978). Когда человек ищет основания для чьего-то действия, он опирается в большей мере на ковариационное измерение специфичности, чем на измерение согласованности, тогда как при объяснении событий (например, успеха и неуспеха) — он в большей мере опирается на согласованность, чем на специфичность. Цукерман и Эванс показали, что для чтения и понимания информации о специфичности и согласованности, а также для ответа на соответствующие вопросы требуется меньше времени, если

при атрибутировании действий человек получает информацию о специфичности, а не о согласованности, а при атрибутировании событий — информацию о согласованности, а не о специфичности. Здесь мы опять сталкиваемся с тем, что действия выводятся из оснований, а события — из причин.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
КАУЗАЛЬНЫЕ СХЕМЫ
Преображенская А. Д. Котова Т. Н. ФОРМИРОВАНИЕ КОНВЕНЦИОНАЛЬНОЙ КАУЗАЛЬНОЙ СХЕМЫ ОБЪЕКТА У ДОШКОЛЬНИКОВ
Обобщенность действия. Отделение существенных свойств от несущественных. Способ: преподнесение сначала общей схемы, а не конкретного примера. Такая схема будет усваиваться сама по себе. В процессе применения схемы к множеству частных примеров она становится неким общим. Материалы для подбора:
МЕТОД РЕПЕРТУАРНЫХ РЕШЕТОК ДЖ. КЕЛЛИ
КОВАРИАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ КЕЛЛИ
ТЕСТ КЕЛЛИ КАК СИНТЕЗ ИДИОГРАФИЧЕСКОГО И НО-МОТЕТИЧЕСКОГО ПОДХОДОВ К ЛИЧНОСТИ
1.3.2. БЛОК-СХЕМЫ
Келли А.Джеф., Шаболтас А.В., Гранская Ю.В. РАЗРАБОТКА ВИЧ-ПРЕВЕНТИВНОЙ ПРОГРАММЫ ДЛЯ НАРКОТИЧЕСКИ ЗАВИСИМЫХ ЛИЦ
ТЕОРИЯ ГЕНДЕРНОЙ СХЕМЫ
ТЕНДЕРНЫЕ СХЕМЫ.
ФОФАНОВА Г.А. Я-СХЕМЫ КАК ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА САМОСТИ
11.2. Индивидуальность в фокусе каузальных влияний oбъектных значений
ТЕНДЕРНЫЕ СХЕМЫ
КАУЗАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ: ПОТРЕБНОСТЬ ИЛИ СПОСОБНОСТЬ?
ФЕНОМЕНАЛЬНОЕ И КАУЗАЛЬНОЕ ОПИСАНИЯ
Добавить комментарий