КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Коковы были целевые установки эргономистов при модернизации станка?

2. В чем конкретно проявилась эргономика, как научная и проектировочная дисциплина при модернизации станка? Явилась ли одна из этих составляющих эргономики определяющей другую?

3. Что является содержательным стержнем эргономической деятельности, пронизывающим все ее этапы?

4. Почему для эргономистов важны данные о сопоставлении технико-экономических параметров данного и других станков этого же типа, а также о его конкурентоспособности?

5. Какими знаниями и умениями должны обладать эргономисты, чтобы работать совместно и продуктивно с конструкторами и дизайнерами?

Первоначальный анализ позволил установить, что станок находился на уровне лучших образцов по техни- ко-зкономическим показателям и был конкурентоспособен на мировом рынке. Затем было осуществлено подробное описание деятельности двух рабочих, занятых наладкой станка и работой на нем. Выявлены основные трудовые операции станочника (установка детали в патрон станка) и наладчика (настройка полуавтомата), выполнен пооперационный хронометраж, установлена частота пользования различными органами управления, определен характер контроля за протеканием технологического процесса. Особое внимание уделялось операциям, выполнение которых может повлечь либо значительные физические нагрузки, либо нерациональные рабочие движения и позы.

Эргономический анализ станка обнаружил существенные недостатки в организации рабочего места станочника. Самым существенным из них явилось пространственное разнесение зон зрительного контроля за предметом труда и двигательных операций станочника, которое вело к ненужным затратам его мышечной энергии и напряженности деятельности. Особенно недопустимы подобные перегрузки в работе наладчика, поскольку от точности и качества наладки зависит качество всей серии изделий, производимых на станке. Выявлены дру-

Рис. Ф2-1. Эргономический анолиз станка на поисковом макете: затруднено выполнение точной ручной подналадки с помощью лимбов, при вращении которых рабочий закрывает пальцами рук диски с делениями

гис недостатки станка. Неудачное решение защитных экранов приводило к появлению лишних операций и удлинению цикла обработки; неудобства возникали и при выполнении точной ручной подналадки с помощью лимбов, при вращении которых рабочий закрывал пальцами диски с делениями.

Кроме того, были обнаружены несовершенства пульта управления. Значительная часть пульта расположена ниже оптимальной зоны деятельности как наладчика, так и станочника, а в размещении органов управления отсутствует единый принцип их группировки по функциям, последовательности действий и т.д. Для наладчика неудобно горизонтальное расположение органов управления и индикаторов, относящихся к работе с верхним копировальным суппортом. Необходимость максимального смещения вправо органов управления зтим суппортом сделала предпочтительным не горизонтальное их размещение, а вертикальное.

После выделения основных операций станочника и наладчика проведен биомеханический анализ поз и движений, реализующих зти операции. Определены характерные рабочие позы, условия равновесия, виды движений в суставах, зафиксированы тринадцать групп мышц, задействованных в конкретных рабочих движениях и поддержании рабочей позы. Установление необходимого и достаточного набора мышц — важное условие экспериментального изучения их биоэлектрической активности при движениях станочника.

Для проведения экспериментальных эргономических исследований был изготовлен специальный стенд, позволяющий оперативно воспроизводить и варьировать пространственные условия работы станочников (см. рис. 1-7). С помощью скользящих стержней и навесного оборудования, имитирующего основные рабочие элементы станка (зажимной патрон, заднюю бабку и т.п.), па стенде последовательно воспроизводился ряд объемных моделей станка и рабочей зоны. Во время работы на моделях записывались показатели биоэлектрической активности тринадцати мышц испытуемых. Установка для записи биоэлектрической активности включает три звена:

1) отводящие электроды,

2) усилители биопотенциалов,

3) регистрирующие устройства.

Результаты исследований помогли выбрать из ряда моделей одну, размеры и геометрическая форма которой обусловливали минимальные напряжение мышц станочника и величину физических нагрузок на опорно-двигательный аппарат при поддержании рабочей позы.

Эргономическая модернизация станка позволила обеспечить лучшие условия трудовой деятельности и повысить ее эффективность. Оперативные и наладочные работы облегчены благодаря расположению панели набора программ и пульта управления станком в одном месте, рядом, на одной плоскости, в удобной для работающего человека зоне; размещению на задней бабке дублирующего пульта управления установки наибольших по длине обрабатываемых деталей. Когда дизайнеры и эргономисты предложили ввести в конструкцию станка дублирующий пульт управления, то итальянская фирма прислала в институт телеграмму, смысл которой сводился к выяснению вопроса, кто есть кто. По глубокому убеждению итальянских инженеров, предложения о дублировании пультов управления станком могут исходить только от людей, не имеющих ни малейшего представления о принципах конструирования или просто озорничающих. Сотрудники института сумели доказать, что указанное предложение позволяет существенно повысить точность и надежность обработки деталей на станке при одновременном облегчении труда рабочих. Предложение было принято.

Облегчению труда и повышению его эффективности способствуют и такие эргономические усовершенствования, как группировка органов управления и контроля на пульте по функциональному признаку и дополнительное выделение цветом каждой функциональной группы; значительное увеличение площади остекления защитных экранов и снижение их веса; введение подсечки для размещения носков ног по передней и боковым сторонам станка для обеспечения нормальной позы работающего в положении стоя, а также многие другие усовершенствования, упрощающие работу и обслуживание станка.

Рис. Ф2-2. Эргономический онолиз станка: неудобно выполнять операции по техническому обслуживанию (справа) и конструктивные предложения по удобному выполнению указанных операций (слева)

Внимание к каждому обстоятельству, связанному с действиями человека и позволяющему облегчить его труд и способствующему созданию комфортных условий,—
характерная черта творческого почерка эргономиста и дизайнера. Подсечка для носков ног — казалось бы мелочь, но для работающего человека имеет существенное значение. Можно было бы многое предусмотреть с точки зрения эргономики в конструкции станка и тем не менее. не. добиться желаемого результата, так как человек, не. имея возможности разместить нормально носки ног, будет находиться в неестественной рабочей позе целую смену, что приведет к преждевременному утомлению и снижению работоспособности. Другая существенная деталь — расположение на оптимальной для восприятия высоте и сбоку, а не перед работающим человеком лимбов для выполнений ручной подналадки,— создало максимально удобные условия для точного совмещения делений на них.

.-I. Станок, о котором идет речь, примечателен тем, что человек, работая на нем, на каждом шагу ощущает предметно, что его машинный партнер максимально «внимателен» к нему. Станок настолько предупредителен к работающему, что последний не может не относиться к нему бережно и любовно.

1 Эргономическая экспертиза показала, что при рабо- тб на модифицируемом варианте станка у станочников и наладчиков значительно снижается мышечное утомление (особенно мышц спины и живота) и уменьшается асимметрия работы наиболее мощных мышц, несущих стати- $е?кую нагрузку, что в целом сократило знерготраты Организма. Одновременно повышена эффективность и качество труда. Станочник и наладчик быстрее и точнее считывают показания приборов, меньше допускают ошибок (рис. 15 на цв. вкл.).

•I’ На рабочее совещание в Милане, где происходила СДача проекта фирме, были приглашены представители прессы, радио и телевидения Италии. После трехчасовой процедуры сдачи проекта в зале, где находился почти весь И*Исническ11Й персонал фирмы, произошло то, что никто Не-мог ожидать: все присутствующие стоя стали аплодировать… станку. Итальянский переводчик воскликнул: «Они сошли с ума! Вчера я был в театре Да Скала, там выступали артисты Большого театра. Когда спектакль окончился, зрители в одном порыве поднялись и долго Аплодировали артистам. Но аплодировать станку,— продолжал он, разводя руками,— это что-то невероятное». В нашей стране эргономистам и дизайнерам так никогда е!Це не аплодировали. После сдачи проекта руководитель сйветскоитальянской фирмы по продаже станков в Ита- л№ пригласил участников рабочего совещания посетить йайильон, где была представлена продукция отечествен- нрго станкостроения. Во время осмотра итальянские специалисты неоднократно спрашивали: «Почему представ- Аенные станки резко отличаются от проекта, который

Рис. Ф2-3. Эргономический анализ станка: ручная уборка стружки и неудобства, сопровождающие ее (вверху) и предложения по механизированной уборке стружки (внизу)

был выполнен по заказу фирмы «УТИТА» ? » — И добавляли: «Если бы их выполняли на том же дизайнерском и эргономическом уровне, что и станок для итальянской фирмы, то многие образцы не покрывались бы пылью в зтом павильоне, а успешно продавались».

фактографическое приложение №3 (к гл. vii)

Человекоориент ированное проект ирован ие копировальных машин’

Ознакомившись с эргодизайнерской разработкой копировальной машины модели «Ксерокс-1075», ответьте на следующие вопросы:

М

‘.. Waserman A.S. Redesigning Xerox: Design Strategy Based on Operability//Ergonomics.Hardness the Power of Human Factors in Your Business/Ed. by E.T.Klemmer. Norwood (N.J.): Ablex Publishing Corporation, 1989.

‘См. также: Rheinfrank J J., Hartman W.R., Wasserman A. Design for Usability: Crafting a Strategy for the Design of New Generation 1 — Of Xerox Copiers// Usability. Turning Technologies into Tools/ Ed. by P.S.Adler and T.A.Winograd. N.Y.: Oxford University Press, * 1992.

1. Что вынудило корпорацию «Ксерокс» разрабатывать принципиально новую копировальную машину: социальные, экономические, технические или технологические

факторы?

2 Почему менеджер в области эргономики и дизайна заявил однажды, что трудности, возникшие в самой корпорации, насят не столько технический, сколько социально-психологический характер?

3. Почему корпорация не пашла по традиционному пути улучшения эргономических и дизайнерских характеристик машины?

4. Почему менеджер объединил эргономистов и дизайнеров в одном подразделении и явилось ли это только формальной реорганизацией?

5. Какие отличительные черты человекоориентированного проектирования можно выявить в разработанной эрго- дизайнерскай стротегии создания копировальных машин?

6. Назовите ключевой момент разработки эргадизайнер- ской стратегии? Как вы ега оцениваете?

7. Понятен ли вам смысл высказывания специалистов корпорации а том, чта люди имеют дело не столько с копировальной машиной как физическим объектом, сколько с виртуальной реальностью?

8. Почему эргономисты и дизайнеры вынуждены были использовать компьютерные средства проектирования?

9. Какова роль инженерно-технического персонала корпорации в разработке новой копировальной машины?

10. Как и почему изменилась место и роль эргадизайнер- ского подразделения в управлении корпорацией после создания навай копировальной машины?

Триумфальное восхождение компании «Ксерокс корпорейшн» (Rank Xerox) на вершины бизнеса началось с 1959 г., когда корпорация запустила в мир принципиально новый аппарат «Ксерокс-914».

Ксерографию изобрел американец Ч.Карлсон, а термин придумал профессор древних языков, составивши^ его из двух греческих слов, обозначающих «сухое письмо». Основной элемент машины «Ксерокс-914», называемый фоторецептором,— цилиндр покрытый селеном, который сохраняет приданный ему заряд только в темноте. Если направить свет на печатную страницу таким образом, чтобы ее изображение проецировалось на заряженный селеновый барабан, фоторецептор сохранит заряд на неэкспонированных участках (соответствующих буквам или линиям оригинала), а с освещенных или пробельных участков заряд исчезнет. В результате на поверхности барабана появится точное зеркальное изображение оригинала — печатной страницы. Затем барабан прокатывается по листу чистой бумаги и передает ему изображение. Далее копия закрепляется в плавильне — компактном нагревательном устройстве, где красящий порошок расплавляется и склеивается с бумажной основой. Любая фотокопировальная машина, работающая на обычной бумаге, представляет тот или иной вариант основной машины «Ксерокс-914».

Корпорация «Ксерокс» в 60-е годы по общему признанию являла собой образец американского делового успеха. Однако после 1976 г. ситуация начала меняться. Рынок копировальных аппаратов продолжал резко возрастать, но доля «Ксерокса» в нем опустилась с 82% в 1976 г. до 41% в 1982 г., т.е. точно наполовину. Потеря 50% рынка за шесть лет при значительном расширении за это же время рынка оказалась разрушительной для корпорации. Что же случилось? В 1969 г. срок патентной защиты основных видов продукции истек, корпорация оказалась не готовой к конкурентной борьбе. В 1969 г. на рынке копировальных машин появились американские корпорации ИБМ и «Кодак». Одновременно на рынке свои копировальные машины предложили японские фирмы «Кэнон», «Минолта», «Рикох» и «Шарп». Это были конкуренты, которые отобрали 60% рынка у корпорации «Ксерокс» за 10 лет.

В 1980 г. корпорация «Ксерокс» выпустила две новые модели копировальных аппаратов. Рынок их отверг, их буквально вернули назад. Такого с корпорацией еще не случалось. Заказчики говорили: «Машина плохая, не работает, забирайте ее». Возвращенные машины выдавали прекрасные копии в условиях заводских лабораторий, где они прекрасно работали. Но в процессе эксплуатации у потребителей они постоянно выходили из строя, что влекло за собой бесконечные вызовы мастеров от раздраженных заказчиков. Происходило что-то, чего никто не понимал. Индекс удовлетворенности потребителя зафиксировал, что операбельность машины плохая. Этим необычным термином обозначалось все то, что не нравилось в этих машинах людям, пользовавшихся ими.

Выяснилось, что результаты эргономических исследований предсказывали почти все промахи и ошибки, которые выявились после разработки и производства машин. Доклады эргономистов по результатам исследований были либо проигнорированы, либо отвергнуты разработчиками машин. Эргономисты корпорации получили данные исследований за много месяцев до того, как были выпущены новые машины. Инженеры отказались проверить предупреждение эргономистов о том, что пользователи копировальных машин корпорации «Ксерокс» не однородная масса, а две различные группы.

Традиционно большие машины «Ксерокс» в крупных центральных копировальных конторах использовались профессионально подготовленными операторами. Вторая категория пользователей включала секретарей, работников учреждений и других организаций, получивших название «операторов по случаю», так они не имели подготовки и использовали копировальные машины от случая к случаю. В прошлом копировальные машины, которые они использовали, требовали от человека только поворота стрелки на циферблате или нажатия на кнопку. Но это продолжалось недолго. Инженеры корпорации разработали малые копировальные машины по образцу и подобию больших машин. Для их использования требовалась специальная подготовка.

Другая проблема связана была с техническим обслуживанием машины. Будучи, например, секретарем, вы желаете получить одну копию для вашего руководителя. Однако при этом вдруг или бумага помялась, или кончилась краска, и вы открываете машину и видите внутри что-то подобное смазанному дизелю. Вы невольно соотносите это с прекрасной белой шелковой блузой, которую носите. Одним словом, люди открывают машину, смотрят внутрь и говорят: «Не для меня». Не меняют их отношения и инструкции по техническому обслужива- пию, которые предельно усложнены и по объему напоминают телефонный справочник.

В корпорации каждый имел собственное видение решения проблемы. Специалисты в области маркетинга были уверены, что именно они и только они знали, что было неправильно и как исправить положение. Проблема заключалась, говорили они, в недостаточности инструкций, и решение проблемы они видели в том, чтобы поместить указательные таблички на машину. Много табличек: «Сделать эту табличку и разместить ее под рукой в этом месте».

Против такого подхода категорично выступили дизайнеры, которые пытались избавить машину от хаотичности внешнего вида, и эргономисты, убежденные в том, что увеличение уровня «визуального шума» — это очень плохо. Однако, по мнению менеджера дизайна и эргономики А.Вассермана, проблема коренилась значительно глубже, чем всяческие указания на табличках, так как оставался открытым сакраментальный вопрос: «Почему изделия не срабатывают?» Специалисты корпорации «Ксерокс» спорили между собой, и уровень профессиональных страстей повышался. А.С.Вассерман приходит к выводу, что единственный способ избежать бесконечных жалоб — это вернуться назад и понять проблему как можно глубже, после чего необходимо разработать фундаментальную стратегию. Не латать заплатки в отказах машины, а спроектировать ее так, чтобы ей стала присуща действительная операбельность.

Разрабатываемая эргодизайнерская стратегия призвана была определить главное, а именно конструктивные особенности машин, которые восстановили бы их конкурентоспособность и лидерство корпорации на рынке.

С самого начала ориентация была не просто на улучшенные характеристики, а на выдающиеся конструктивные особенности машин. Успех в достижении этих целей должен был превратиться в превосходную операбельность: машина должна быть спроектирована не только для того, чтобы выдавать отличные копии, но и таким образом, чтобы люди понимали, как использовать ее легко и эффективно. Творческие поиски эргодизай- нерской стратегии побудили выйти за рамки достаточно распространенного представления о том, что внешний вид — это задача дизайнера, а деятельность человека — прерогатива эргономиста. Внешний вид, основанный на эксплуатационных характеристиках, стал целевой установкой разрабатываемой стратегии, а интегрированное дизайнерское и эргономическое проектирование — средством достижения указанной цели.

В корпорации «Ксерокс» положено было начало формированию новой эргодизайнерской проектной дисциплины и ее организационного оформления. До этого в корпорации работало 25 дизайнеров и 25 эргономистов. Это были по большей части опытные, трудолюбивые работники, однако, находившиеся в состоянии войны друг с другом. Одной из противоборствующих сторон были дизайнеры, которых эргономисты считали «художниками проектирования», интересующихся тем, что представляет предмет субъективного, эмоционального, иррационального и неизмеряемого. С другой стороны «баррикад» находились эргономисты, которых дизайнеры рассматривали как «бухгалтеров проектирования», интересующихся только данными экспериментальных исследований: то, что нельзя измерить и проверить эмпирическим путем, с их точки зрения, не существует, а потому не имеет значения. В каждом из этих двух саркастических определений имелась крупица истины.

Дизайн и эргономика как бы созданы для естественного симбиоза — каждый корректирует успехи (и недостатки) другого. Союз этот приобретает критическое значение, если один хочет втиснуть человеческие факторы в рамки «поваренной книги» для разработки шкал и ручек, а другой проявляет желание ограничиться косметическим глянцем изделия исключительно для целей продажи. Решено было объединить дизайнеров и эргономистов в одном подразделении.

На первоначальном этапе разработки стратегии проведен был тщательный анализ и осуществлены исследования того, как люди используют копировальные машины корпорации «Ксерокс». Проводились беседы с покупателями, продавцами и представителями службы технического обслуживания. В беседах высказывалось много вздорных и нелепых суждений о машинах, которые не проясняли, а скорее запутывали проблему операбельнос- ти. Вместе с тем, беседы в сочетании с эргономическим и дизайнерским анализом машин выявили целый ряд элементарных упущений в конструкциях машин, затруднявших их использование «операторами по случаю».

Неожиданно выявились проблемы социально-психологического свойства. Выяснилось, что, не желая показаться глупыми в среде своих коллег, пользователи копировальных аппаратов скорее скажут, что машина сломалась, чем признаются, что они не знают, как на ней работать. Работники предпочитают вызывать мастеров из пунктов технического обслуживания корпорации «Ксерокс», а не выполнять необходимое текущее обслуживание на том основании, что по их заявлениям машина якобы ненадежна.

Логика предпроектных исследований побуждала творческую группу по разработке стратегии все большее внимание уделять не тому, как машина работает, а как обычный пользователь работает на ней. Может быть это звучит элементарно для эргономиста, заявляет менеджер, но «ориентированное на пользователя» проектирование, ставшее стержневой темой концепции, явилось новым словом для технологической корпорации, возглавляемой инженерами. Развитие же этой темы привело к скачку в разработке проектной концепции для всех специалистов, включая и эргономистов: «С точки зрения пользователя копировальная машина — это информационная система». Для пользователя такая машина (электронная и автоматизированная) не столь самоочевидное устройство как простые механические или электромеханические машины. Для пользователя ксерокопировальная машина должна прежде всего быть информационной системой, а затем уже устройством для нанесения знаков на бумагу. Эврика! Менеджера, а с ним и группу по разработке стратегии, осенило — возникшая проблема операбельности связана не только и не столько с отдельными эргономическими и дизайнерскими недостатками машин корпорации «Ксерокс», а прежде всего с тем, что они не стали информационными системами. Внутри машины находились очень «умные» сенсорные системы обратной связи. Но никто не подумал, как обеспечить пользователю доступ информации от этих систем и машина походила на умного человека, у которого поврежден мозг и он не может общаться с внешним миром.

Существовавшие копировальные машины не создавали необходимых предпосылок формирования у пользователя концептуальной модели того, что происходит внутри, когда они функционируют, а машина не была способна «понять» когнитивную модель задачи пользователя. Такое несоответствие вынуждало пользователя предполагать, что либо он глуп, либо машина неправильно функционирует, либо имеет место и то и другое. Таким образом, пользователь столкнулся с «черным ящиком», а требовался «прозрачный интерфейс».

Не имея общей концептуальной модели того, что делает машина, пользователь вынужден был при возникновении непредвиденных трудностей следовать предписаниям инструкций. Последние зачастую были неполные, непонятные или двусмысленные, что сбивало пользователя с логического пути и он не мог справиться с возникавшими трудностями. Такие задачи, как программирование работы, выбор характеристики, контрастности, качества, размера бумаги для соответствующего оригинала, правильного расположения оригинала документа на стекле, ликвидация затора бумаги, фиксация подачи, удаление плохих копий, возобновление работы, — все это превращалось для «оператора по случаю» в непостижимые загадки.

При типичном инженерном проектировании машин пользователь, если о нем вообще задумываются, представляется неким анонимным, непонятным передающим устройством, подносящим бумагу к машине. В модели онерабельности, в которой машина предстает как информационная система, человек занимает центральное положение. Пользователь уже не анонимный «нормативный гуманоид», а живой индивид с широким диапазоном потребностей, способностей и мотиваций. Успешное функционирование машины зависит от ее способности интерпретировать требования пользователя и приспосабливаться к ним. Пользователь имеет дело преимущественно по с машиной, как физическим объектом, а с виртуальной реальностью, которая возникает в процессе взаимодействия человека с информационной системой, состоящей из интерфейса пользователя, необходимых инструкций, документации, обозначений и графических символов.

В результате разработана информационная система, которая как бы осуществляет перевод языка машины на язык пользователя и наоборот и ликвидирует «двусмысленности» в таких передачах информации. Машина как бы говорит: «Вот в этом месте нужно поднять и положить оригинал внутрь»; «А вот такое его положение, которое требуется»; «Вот здесь кладется внутрь копировальная бумага»; «А здесь вы вставляете тонер и воттаким образом».

Информационная система, убеждены разработчики стратегии, до/окна быть спроектирована так же систематично и тщательно, как и любая другая механическая, электромеханическая или электронная подсистема машины. Разработчики стратегии «разложили» всю машину на шесть «информационных слоев». В свою очередь эти слои разделены на перцептивные «каналы» от наружного к внутреннему, так, как с ними имеет дело пользователь. Пользователь должен вступать в понятный диалог с машиной по мере перехода от наружного к внутреннему, иначе он потеряется, будет чувствовать неприятно и откажется работать. Поэтому разработчики стремились предоставить пользователю все, что ему необходимо на каждом уровне, чтобы построить информационную модель задач, решаемых с помощью машины.

Первый уровень, или «информационный слой» — это общий вид машины, как гештальт (целостное и одномоментное восприятие элементов сложного пространственного образа), должен иметь смысл. Формы должны иметь значение. Они должны сообщать, куда пойти, чтобы положить оригинал в машину, и где должны выходить копии. Формы должны быть «самообъясняющимися». Следующий слой — это устройства отображения информации и органы управления, которые должны вести вразумительный диалог на языке человека, а не в виде машинных кодов. Вместо «посмотреть на Е-7», должно быть сказано — «открыть дверцу вниз в этом месте», а слова и пиктограммы должны объяснять, где эта дверца и как ее открыть. Далее до/окно быть сказано: «Прекрасно, теперь надо повернуть эту ручку в этом направлении», и это до/окно быть показано. Третий слой — графические средства, которые должны органично дополнять указания на устройствах отображения информации по мере приближения пользователя к машине. Еще один слой — это все формы и детали рабочей поверхности машины, которые должны быть рационализированы наподобие того, как это делается в отношении рабочего места для обеспечения наивысшей эффективности деятельности. Следующий слой должен обеспечить понимание того, когда, как и где вы получите доступ внутрь машины для выполнения каждой задачи. В тех случаях, когда вы уже получили этот доступ, должно быть ясно, что и как надо делать — эта смысловая нагрузка ложится на шестой «информационный слой».

На этом этапе формирования эргодизайнерской стратегии разработчики осознали, что работа, к которой они приступили, не имела прецедентов: превратить непонятную машину в прозрачную информационную систему, инструктирующую пользователя на всех этапах использования, технического обслуживания и ремонта.
Копировальная машина, которая относилась к капитальному оборудованию, обслуживаемому по традиции армией специалистов корпорации, до/окна была стать массовым изделием, которое охотно приобретали бы покупатели. Разработчики превратили ее внутреннее устройство из устрашающего склада металлооборудования в дорожную карту с указанием куда идти и что делать. Внутренние компоненты машин (ящики для бумаг, тонер, детали проявителя и фоторецептора) спроектированы таким образом, что стало предельно ясно, как ими пользоваться, вынимать их и заменять. Предложена новая конфигурация машин, их геометрия, исходя из предпосылки, что для пользователя рабочая поверхность должна быть рабочим местом, обеспечивающим эффективный трудовой процесс. Прежде для инженера поверхность машины была не более, чем дождевой плащ или кожух, уберегающий элегантный механизм машины от того, чтобы кто-нибудь не пролил на него кофе. Понимание рабочей поверхности как рабочего места привело к представлению о дизайне «тотальной задачи», который должен конструктивно обеспечить решение всех задач копирования от начала до конца — место для оригиналов и копий, место для выполнения вспомогательных работ и соответствующих средств, как, например, машинки для скрепления копий и жидкости для коррекции. Рационализация по методу тотальной задачи затронула все детали от формы рукояток и ручек для доступа внутрь машины до графических знаков, четко указывающих пользователю, что, где, когда и как нужно делать.

Рис. ФЗ-1. Копировальная мошина «Ксерокс 5090 Двойной», в которой получила развитие стратегия эргодизайна машин моделей «серии 10» и которая создает принципиально навый уровень удобств для пользователя (вместо инструкций по использованию, например, на экране дисплея в графической форме представлены ответы на вопросы: «С чего начинать?», «Какие ошибки допущены и что делать дальше?» (дизайнер В.Харт- ман и др., США)

Такие принципы операбельности, как «послойная информация» и перцептивные «каналы», визуально-фор- мальная понятность (семантический дизайн) и дизайн тотальной задачи, породили новую архитектуру машин, их новые конфигурации и, в свою очередь, новый внешний вид машин. Например, концепция дизайна последовательного доступа означала, что фронтальная часть новых машин не до/окна быть в виде слепых дверок; она должна представлять собой веер выдвижных ящиков для легкого доступа к бумаге и внутренним деталям. Даже цвета машин были выбраны так, чтобы они усиливали понятность машин.

Общие нейтральные тона как бы отодвигали саму машину на задний план, а небольшие яркие пятна разного цвета использовались для функционального кодирования: зеленый — для ввода документов, красный — для выхода копий, синий — для подачи бумаги. Эти кодовые цвета были использованы во всех устройствах и механизмах, которые имели отношение к указанным функциям машины.

Первые признаки дизайнерской стратегии корпорации «Ксерокс» начали проявляться на рынке в 1983 г., т.е. всего два года после того, как начата была разработка этой программы, и за год до того, как были опубликованы окончательные рекомендации.

Первая копировальная машина, в которой были использованы элементы разрабатываемой дизайнерской стратегии,— это модель 1075, ставшая первым американским изделием, удостоенным в 1983 г. премии за дизайн, которая присуждается Министерством внешней торговли и промышленности Японии. Это было самое удачное изделие корпорации «Ксерокс» за все время производства копировальных машин. Оно стало стандартом для последующей «Серии 10″— копировальных машин, восстановивших лидерство корпорации в этой отрасли промышленности.

Простота и удобство использования, ремонта и обслуживания — вот те преимущества, которые постоянно отмечали заказчики, сравнивая модель 1075 с предыдущими моделями. Конструкция машины, безболезненно,
«как по шпаргалке», проводила пользователя по всем этапам выполнения задач. Примечательно, что в одном из испытаний девушку, успешно справившуюся с целым рядом сложных задач, включая ликвидацию затора бумаги, спросили, что она думает, в частности, о заторе бумаги. Она ответила: «О каком заторе?» Это подтвердило гипотезу операбельности. Люди не предполагают, что машина может работать бесперебойно. Они не прочь устранять перебои в работе, и они даже не почувствуют их как перебои в выполнении задачи, если неисправность устраняется ими легко и быстро. В исследовательском центре Паоло Альто (там была сформулирована эта гипотеза) это было названо «проектированием преодоления повреждений».

В процессе создания эскизов и макетов средств индикации и органов управления специалистам все больше казалось, что они используют не те средства. Средства отображения информации и органы управления — это электронные устройства, приводимые в действие программными средствами, а проектанты работали с обычной бумагой, макетными материалами и настольными моделями с жесткой электронной связью. Становилось очевидным, что для концептуального эскизирования необходимы гибкие электронные средства. Электронный инструмент нужен был также для создания опытных образцов, моделирования, испытания и многократного составления программ. Таким инструментом дизайнеры и эргономисты не располагали и не знали, как его создать.

Между тем подобные средства относительно давно, начиная с 1970 г., разрабатывались Исследовательским центром Паоло Алто корпорации «Ксерокс». В лаборатории интеллектуальных систем этого центра под руководством А.Хендерсона были созданы уникальное программное обеспечение и соответствующие аппаратные средства для выполнения проектных работ. Компьютезирован- ный инструмент проектирования кардинально преобразил культуру дизайнерского и эргономического проектирования.

Высокая компьютерная культура проектирования обусловила создание компьютеризованной базы данных по эргономике и результатам испытаний. Разработаны были также собственные программы по эргономике и проверке операбельности путем моделирования ускоренных циклов, что позволило заменить дорогостоящие и длительные эмпирические лабораторные испытания. Проверка операбельности, требовавшая ранее 30 испытуемых, шести недель и 330 ООО долларов, теперь проводилась в течение нескольких дней двумя эргономистами, на что затрачивалось всего несколько тысяч долларов. Положен был конец и разделению между «художниками проектирования» и «бухгалтерами проектирования». Теперь дизайнеры и эргономисты работали вместе по одной и и той же компьютерной программе, которая стала также и средством общения между этим отделом и ин^ женерным корпусом корпорации «Ксерокс». Подход к дизайну органов управления, средств индикации, инструкций и графических средств для копировальных машин стал менее ориентирован на текст и больше на графику. При этом интенсивно использовались икони- ческий, визуальный, графический интерфейсы.

С внедрением «серии 10» операбельность в корпорации перестала быть бранным словом и стала теперь одним из важных факторов конкурентной борьбы. С введением «серии 10» доля корпорации на мировом рынке повысилась с 42 до 55%, что явилось беспрецедентным случаем в американской индустрии, являющейся мишенью для японских фирм и корпораций.

Существенно изменились роль и место дизайна и эргономики в управлении корпорацией «Ксерокс». В корпорации «Ксерокс» до 1980 г. на дизайн и эргономику смотрели как на нечто, имеющее отношение к изделиям, но весьма второстепенное и для успеха фирмы необязательное. Никто не помышлял о том, что они могут выполнять важную стратегическую функцию менеджмента в корпорации. После создания новой копировальной машины подразделение эргодизайна включено было в управление, которое определяет деловую стратегию корпорации и подчиняется непосредственно ее президенту.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ТЕХНИКА КОНТРОЛЬНЫХ ВОПРОСОВ
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Контрольные вопросы
Добавить комментарий