МЕТОДЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, НОМОЛОГИЗАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ. О ВЗАИМОСВЯЗИ МЕТОДОВ ПОСТРОЕНИЯ ПРОСТЫХ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ

Итак, мы рассмотрели три выхода из ситуации, когда в научном контексте «нет объекта». В результате применения трех охарактеризованных выше методов возникают новые ситуации: «есть эмпирический полуобъект», «есть логический полуобъект», «есть нуль-объект». К построению совершенных

объектов теории ведут -здесь также соответствующие методы, которые мы и рассмотрим, продолжая начатую нумерацию.

4. Интерпретация сводится к системе мысленных действий конкретизации, подведения под понятие, включенных в работу по сбору эмпирического материала. Процедура интерпретации — это процедура поиска эмпирических данных (добываемых экспериментальными или неэкспериментальными методами), которые соответствуют имеющемуся в науке «логическому полу-объекту» или «нуль-объекту». Этот поиск может означать достаточно длительное и основательное исследование, обследование определенных людей (испытуемых, наблюдаемых, респондентов, клиентов, оптантов и т. п.) либо поиск фактов по литературным данным.

Не следует смешивать интерпретацию как прием построения теории с созданием вымышленных фактов, которые «удобны» для подтверждения доктрины (даже если эта недоброкачественная деятельность почтительно называется «мысленный эксперимент»).

Мысленный эксперимент уместен в связи с рассмотрением достаточно просто детерминированных систем (таких, как шахматная партия, взаимодействие механических частей технологического оборудования и т. п.). и не уместен по отношению к внутреннему миру человека, поскольку последний характеризуется сложными многозначными зависимостями явлений, уровней регуляции.

Разумеется, ничто не мешает нам предаваться мысленному рассмотрению возможных (гипотетических) вариантов хода психических явлений, поведения, поступков людей, называя это «мысленным экспериментом», — важно лишь твердо помнить, что это не есть эксперимент в исходном смысле этого термина.

Интерпретация — как правило, дело трудоемкое и, по-видимому, более ответственное, а со стороны требований к интеллекту — более трудное, чем логическое генерирование. Например, в свое время в теории профконсультации, профориентации вполне логично было обосновано утверждение, что выбор профессии — это решение задачи . Элементы интерпретации выбора профессии как решения задачи возникали после этого время от времени у разных авторов, но лишь через двадцать лет появилось систематическое и относительно полное, связное истолкование процесса выбора профессии как решения именно задачи с характеристикой ее структурных компонентов — искомого, известного, алгоритмов .

В результате применения процедур интерпретации по отношению к нуль-объекту порождается эмпирический полуобъект, а в результате применения их к логическому полуобъекту — совершенный объект теории.

5. Номологизация (придание факту, невымышленному событию статуса неслучайного, закономерного явления; от др.-греч. «номос» — закон). Это возможно сделать путем подведения новых эмпирических явлений под известные категории психологии труда и указания их связей с известными явлениями (связей причинных, структурных, генетических).

Например, И. Холодинская (дипломная работа) установила в 1982 г., что у студентов I курса факультета психологии (будущих психологов-профессионалов, т. е. трудящихся) представления о будущей работе (после окончания вуза) связаны с идеей теоретического поиска, «читания — писания», а у студентов III —• IV курсов — с практической деятельностью по применению вполне определенных методов обследования людей. Сам по себе этот факт является чисто эмпирическим. Но мысленно сопоставляя этот факт с особенностями учебного плана факультета, дипломантка обосновывает неслучайность, закономерность этого факта не только статистикой (критериями различия или коэффициентами связи, корреляции), но и ссылкой на принцип единства сознания и деятельности — подводит полученные данные под категорию связи сознания и деятельности или, иначе говоря, как бы «узнает» в полученных фактах частное проявление этой I закономерной связи. С позиций указанного принципа именно и должно быть, поскольку студенты заняты на I курсе освоением общетеоретических основ психологии и лабораторно-экспериментальной работой, а на III — IV курсах знакомятся с методами и методиками практического изучения людей (на производстве, в школе, в клинике); это не может не отразиться и на | содержании их профессионального сознания — на представлениях о своей профессиональной деятельности в будущем.

Процедуры номологизации во многом сходны с логической | стороны с процедурами логического генерирования (см. далее). Типичные вопросы, которые мы здесь себе задаем: разновидностью чего следует считать данный факт (явление, процесс)? Почему имеет место именно это, а не что-либо иное?

6. Определение сводится к построению высказываний, задающих область и границы (пределы) применения данного термина, понятия. Подробнее о сущности и видах определений

можно узнать в пособиях и справочниках по логике , . Процедуры определения — составляющие части работы по построению объектов теории на любом этапе движения от незнания к знанию и от несовершенного знания ко все более совершенному.

Рассмотрим вопрос об определении терминов в связи с задачей выхода из ситуации, когда перед нами имеется нуль-объект. Один из выходов из этой ситуации — интерпретация — поиск ответа на вопросы: «Бывает ли это?», «Возможно ли это в действительности?» и как ответ на вопросы такого рода — переход либо к ситуации «есть эмпирический полуобъект», либо к отбраковке данного нуль-объекта. Другой выход — определение и, таким образом, придание рассматриваемому объекту теории статуса логического полуобъекта, поскольку научное определение предполагает подведение рассматриваемого понятия под известную общую категорию.

Нам придется различать два значения термина «определение»: как процесс умственной работы и как ее результат (как полученная в итоге формулировка, языковая конструкция).

Определение как продукт работы ума имеет несколько разновидностей (по признаку своего «устройства»);

• определение через ближайший род и видовое отличие;

• определение через перечисление признаков;

• определение через указание на происхождение соответствующего предмета или на способ, которым он создается (например, «стресс — состояние человека, возникающее в ответ на труднопереносимые воздействия»);

• определение через указание или описание производимых объектом (предметом рассмотрения) операций, осуществляемых функций (например, «стрессор — фактор, вызывающий состояние стресса»);

• имеются и другие разновидности определений, вплоть до так называемых «остенсивных», сводящихся к молчаливому указанию перстом на нечто очевидное. С определением через перечисление признаков мы сталкивались, когда анализировали психологическое содержание труда (см. §2.1). Здесь мы остановимся на правилах построения первой из перечисленных разновидностей определений. Схема определения понятия через ближайший род и видообразующее отличие привычна каждому со школьных лет. Следует отметить, что найти именно ближайшее по степени общности родовое понятие по отношению к определяемому отнюдь не просто. Например, какому родовому понятию непосредственно подчинено (логически) понятие «трудовое действие»? Что это — «структурный компонент» деятельности, «единица анализа» ее, «активность, направленная на достижение цели», или «совокупность процессов познания и исполнения», или «элемент» деятельности? Даже по отношению к таким заведомо известным вещам, как нож, вилка, ложка, непросто подобрать ближайшее родовое понятие, чтобы не вызвать спорных ситуаций. Сходным образом дело обстоит и с указанием признаков, составляющих видовое отличие интересующего нас объекта, класса объектов. При этом комплекс избранных видовых признаков должен отличать данное понятие от любого другого вида, входящего в указанный род. Может случиться, что, определяя понятие «трудовое действие», мы столкнемся с ситуацией, когда под соответствующее определение подойдут действия человека, занятого игрой, учением, досуговой деятельностью, и в результате нам станет ясно, что термин «трудовое действие» — чисто вербальная комбинация (нуль-объект) и что уместнее говорить не о «трудовых действиях», а просто о действиях человека, занятого трудом. Иначе говоря, возможно, действие само по себе не имеет какой-либо существенной специфики в зависимости от того, включено ли оно в трудовую, игровую или даже противоправную, асоциальную активность (всюду есть устойчивая целостность — цель, мотив, способ ориентировки и исполнения и т. п.). Иначе говоря, быть может, вводить термин «трудовое действие» столь же неуместно, как вводить «трудовое выражение лица» или «трудовое прищуривание глаз» на том лишь основании, что все это имеет место в рабочее время? Оставим этот вопрос вам для самостоятельного обдумывания. Наша задача здесь — обратить внимание на правила построения корректных определений понятий через ближайший род и видообразующее отличие.

• Важнейшее требование к хорошему определению — соразмерность определяемой и определяющей частей его по признаку объема понятий (широты круга мыслимых объектов). Объемом понятия можно «управлять», вводя признаки (объем понятия уменьшается) или исключая их (объем понятия расширяется). Например, если мы определим «действие» как » активность, направленную на достижение осознаваемой цели», то это будет несоразмерное определение (слишком широкое по объему), поскольку

Упражнение

Прокомментируйте приведенные ниже тексты с точки зрения понятий, представленных в § 3.1 и 3.2.

1. «Наблюдения дают возможность выделить еще одну сторону взаимоотношений. Большая часть «затруднений» и «вопросов», встающих у работников в процессе тех или иных трудовых операций, падает при подсчете на двух членов бригады — Мошарова и Рознова.

Испытуемые Количество затруднений, вопросов
В. И. Трутутушкин Б. Н. Бурукин И. И. Кузнецов Е.И. Мошаров А. П. Рознов М Ч

они являются основными «потребителями информации». Роль «поставщиков информации» выполняют большей частью Трутутушкин и Кузнецов. Бурукин является обычно «критиком» выдвигаемых в процессе обсуждения предложений» [210, с. 157].

2. «… психологи стремятся повысить эффективность труда рабочих, применяя исключительно благоприятные воздействия на личность и ее психические состояния. Такие воздействия приводят к снижению утомляемости рабочего, а снижение утомляемости является естественной основой для повышения его работоспособности. Тем самым создаются естественные предпосылки повышения производительности труда» [204, с. 23].

3. «Человек включен не только в процессы производства. Он включен также в процессы распределения продуктов труда и их потребления (общественного и индивидуального).

Система процессов распределения и потребления образует особую относительно самостоятельную область общественной жизни — сферу обслуживания.

До недавнего времени научное исследование этой сферы ограничивалось рассмотрением экономических, организационных, технологических и товароведческих проблем. Между тем сфера обслуживания — это сфера работы с людьми и потому имеет сильный психологический аспект, требующий специального изучения. К сожалению, это направление психологии развивается у нас еще очень и очень слабо» [202, с. 31 — 32].

Вопросы и темы для размышления и разработки

1. Практика без теории слепа?

2. Теория без практики мертва?

3. Возможно ли теоретическое отношение к предмету у младшего школьника?

Тема 1. Теоретические составляющие в практической работе.

Тема 2. Практические основы теории.

Тема 3. Теоретические модели и мифы

3.3. О сложных, теоретических

объектах. Методы индуктивного
предсказания, дедуктивного
предсказания, синтаксического комбинирования

Сложными объектами теории мы в соответствии с концепцией авторов будем считать высказывания, языковые построения, описывающие ту или иную связь между двумя или несколькими простыми объектами, например: «способ действия человека на рабочем месте зависит как от внешних условий, так и от устойчивых личных качеств и временных состояний субъекта труда’ или «выбор профессии — частный случай принятия решения» и т. д.

Сложные теоретические (идеальные) объекты имеют такую же группировку, как и простые, а именно:

сложные эмпирические полуобъекты — утверждения, положения, высказывания, имеющие некоторую эмпирическую основу, но не имеющие логического обоснования. Например, установлено, что удовлетворенность трудом операторов перфорационных машин статистически коррелирует с определенными показателями вариативности времени реакции на сильный звук (в лабораторном опыте), но теоретически пока неясно, почему столь сложный феномен, как удовлетворенность трудом, может быть связан со столь простым психофизиологическим парамет-

ром, как вариативность времени реакции . Возможно, что удастся проследить цепочку связей (вариативность времени реакции может зависеть от того же фактора, который обусловливает безошибочность труда, а безошибочность — это успех, а успех порождает положительные чувства, а они, в свою очередь, вносят решающий вклад в феномен удовлетворенности трудом), и тогда данный эмпирический полуобъект станет совершенным теоретическим сложным объектом;

сложные логические полуобъекты — высказывания, имеющие логические основания, но пока не подтвержденные эмпирически. Таковыми являются гипотезы исследований в психологии труда. Например, предполагается, что если не навязывать всем работникам абсолютно единый способ работы, то можно получить прирост производительности труда за счет того, что каждый сможет выработать свой наиболее удобный именно для него способ (систему способов). Это предположение вытекает из общих соображений о нестандартности человеческого фактора, о возможности разных и социально равноценных путей достижения одной и той же трудовой цели и др. Эмпирическое подтверждение гипотезы дает совершенный теоретический объект;

сложные нуль-объекты — высказывания, которым пока ничего не соответствует в действительности (или вообще не может соответствовать) и которые получены не в результате логического следования, а в итоге некоторых формальных операций с терминами, а также в результате небрежного оперирования словами. Например, можно построить такую вербальную конструкцию (по принципу, осмеянному народной мудростью, — «Язык что хочет, то и лопочет»): «Процесс профессионализации личности должен сыграть для научной психологии ту же роль, какую для геометрии сыграло землемерие, а для астрономии — мореплавание». Казалось бы, неплохо сказано, но, может быть, надо говорить не о процессе профессионализации, а о практике профконсультации? Это разные вещи, а «бумага все терпит», и можно рядом поставить в тексте, синтаксически согласовать самые разные слова (вспоминается выражение Н.В. Гоголя из повести «Рим»: «Страшное царство слов вместо дел»). Впрочем, при условии эмпирического, теоретического обоснования сложный нуль-объект может стать более полным идеальным объектом;

сложные совершенные теоретические объекты — высказывания, имеющие и логические и эмпирические основания. Таковыми являются оправдавшиеся в опыте гипотезы, выводы многих исследований. Например, «усвоение элементарных сведений о нормировании труда и технологическом процессе доступно учащимся пятых классов». В приведенном утверждении содержится мысль о связи между учебными возможностями детей и возрастным этапом их развития.

Еще пример: «для ткачих коврово-ткацкого производства профессионально важными качествами являются высокая различительная зрительная чувствительность, ориентировка в орнаменте ковра, память на изображение, хорошее различение форм и цветов, быстрота и точность зрительно-моторной и кинестезически-моторной координации, ловкость пальцев, устойчивое зрительное внимание, умение поддерживать состояние бдительности в условиях однообразия выполняемых операций». В приведенном утверждении указано в неявной форме на зависимость успешности труда от приведенного комплекса личных качеств.

Связи между явлениями могут быть разнообразными (не только причинно-следственными, но структурными, генетическими и др.), и этот вопрос будет рассмотрен несколько ниже (с.

249).

Учитывая основные разновидности ситуаций, встречающихся в контексте науки, охарактеризуем кратко методы и приемы построения сложных объектов теории.

Исходной ситуацией, в которбй возникает необходимость построения теоретического объекта, является отсутствие такового (как и в случае с простыми объектами). Из этой ситуации возможны три выхода, и им соответствуют следующие три метода (нумерация методов, начатая в- §3.2, продолжается).

7. Индуктивное предсказание сводится к построению вывода о предполагаемой закономерной связи между явлениями на основании некоторой достаточно большой части фактов (на основании изучения, например, статистически оправданной — репрезентативной — выборки наблюдений, экспериментов). Это частный случай научного предвидения. Поскольку предсказание касается вопроса о закономерных связях явлений, его более полно называют индуктивным помологическим предсказанием. Например, изучались признаки профессиональной пригодности у телеграфистов, линотипистов (теперь это, впрочем, уже отжившая профессия), операторов счетных машин . На этом основании был сделан индуктивный (от частного к общему) вывод, или индуктивное предсказание, примерно следующего содержания: круг профессий, где основные критерии пригодности являются сходными с изученными, вероятно, не ограничивается назван-

ными тремя профессиями. В таких профессиях, как телетайпист, машинистка пишущей машинки, перфораторщик, т. е. у всех профессионалов, вводящих данные в машину с помощью клавиатуры, критерии профпригодности должны быть такими же или очень сходными. Бурный прогресс в рассматриваемой области труда — труда по обработке информации — породил операторов ЭВМ во многих модификациях, которые в рассматриваемом исследовании не изучались, но оно тем и ценно, что позволяет сделать предположение, что ранее найденные критерии могут быть полезны и применительно к этим новым профессиям.

Индуктивное предсказание — частный случай индуктивного умозаключения. Так, например, индуктивные умозаключения, в результате которых делается общий вывод о всем классе каких-либо явлений, их связей на основании знания каждого без исключения явления (или связи) этого класса, не являются предсказаниями (они оказываются просто обобщающими умозаключениями). Скажем, обследованы все члены бригады, работающей «по единому наряду» и занятой на автоматической линии прокатки труб, и о каждом работнике стало известно, что он владеет всеми специальностями, представленными в ‘бригаде (каждый может заменять каждого на его рабочем месте). Получено, несомненно, новое общее знание — о всей этой бригаде — и получено индуктивным путем (на основании изучения частных случаев мы пришли к общему утверждению), но все же это ,не предсказание, а заключение, хотя и очень ценное. Это так называемая полная индукция — умозаключение, основанное на изучении всех без исключения объектов рассматриваемого класса.

Но мы можем мысленно расширить рассматриваемый класс объектов, явлений — иметь в виду не «вот эту» бригаду, а вообще все бригады, занятые прокаткой труб, либо даже все бригады, работающие в сходных условиях организации труда (по единому наряду). Всех членов всех бригад обследовать невозможно. Поэтому если мы захотим сделать какие-то общие заключения о том, владеют или не владеют члены этих (часто не известных нам) бригад смежными профессиями, это заключение приобретет некоторое новое качество — качество предсказания с некоторой степенью вероятности, правдоподобности. Оно будет построено на изучении только части объектов мыслимого класса, а относим мы его ко всему классу. Это так называемая неполная индукция. Различают два вида неполной (предсказывающей) индукции:

• популярная индукция, т. е. построение общего заключения на основании простого перечисления изученных случаев, среди которых не встречается противоречащих. Например, изучили одну, вторую, третью бригады, и в каждой из них наблюдается явление овладения работниками смежными профессиями. Это дает основание думать уже о неслучайной связи рассматриваемого явления с бригадной формой организации труда. Математическая статистика в отличие от классической логики допускает даже некоторое количество противоречащих случаев, если общее количество наших наблюдений достаточно велико. Например, если мы беспристрастно (в случайном порядке) будем попарно рассматривать работников, включенных и не включенных в бригады (для проверки предположения о неслучайной связи явления «совмещения профессий» с бригадной формой организации труда), то математическая статистика позволяет нам остановиться на этом предположении, если из восьми оно подтверждается только в семи случаях (а один противоречит), из двенадцати — в десяти, из пятнадцати — в двенадцати и т. д. В случае ста наблюдений даже одна треть их может противоречить нашему предположению, и все же его можно не отбрасывать. Одним словом, математическая статистика дает достаточно гибкие по сравнению с аристотелевой логикой средства для того, чтобы «не потерять» ценное предположение, например, о тех или иных связях между явлениями. Подробнее об этом см. , , , , .

• Вернемся к.вопросам логики построения индуктивных предсказаний. Наряду с популярной выделяют научную индукцию, т.е. неполную, основанную на знании необходимых (неслучайных) признаков и причинных связей изучаемых явлений. Например, мы, в результате наблюдений, бесед знаем, что при бригадной форме организации труда (работа по единому наряду) существенно возрастает заинтересованность работников в экономном расходовании времени, материалов, и это побуждает их приходить друг другу на помощь независимо от традиционно сложившейся специализации труда (вальцовщик, если нужно, помогает наладчику, сварщику, и наоборот: все стремятся понимать и уметь все). Знание этого обстоятельства повышает нашу уверенность в том, что совмещение профессий, владение смежными профессиями — закономерное следствие рассматриваемой бригадной организации труда. Такого рода знание повышает качество индуктивных предсказаний (приведенный пример с членами бригад предельно упрощен, чтобы не заслонялась тема нашего обсуждения — методы и процедуры построения сложных теоретических объектов; разумеется, мало-мальски читающему человеку тут нечего предсказывать, ибо давно все ясно). В общем случае индуктивное предсказание рождается в ходе эмпирического исследования (экспериментального или неэкспериментального), когда человек сталкивается с серией неслучайных зависимостей явлений. Средства для оценки неслучайности этих зависимостей лежат в области математической статистики (статистика, как известно, может дать оценку степени тесноты связей, помогает отсеять случайные явления, но содержательное понимание этих связей — что от чего и почему зависит — полностью «на совести» самого исследователя).

8. Дедуктивное предсказание сводится к построению выводов о предполагаемой связи между явлениями на основании подведения новых (предполагаемых) частных случаев под известные, считающиеся истинными общие положения, утверждения (дедукция в логике — следование мысли от общего к частному). Типичная форма умозаключения при этом (силлогизм} состоит из трех утверждений, суждений. В первом утверждении содержится общая мысль (например, «типологические свойства нервной системы проявляются в деятельности»), во втором — частный случай («работа оператора прецизионной фотолитографии есть деятельность»), в третьем — новая мысль (вывод), приписывающая некоторый признак, содержащийся в первом суждении, объекту, указанному во втором («следовательно, типологические свойства нервной системы проявляются в работе оператора прецизионной фотолитографии»), хотя, возможно, пока еще никто этого не изучал эмпирически.

Правда, чтобы удовлетворить строгой логике, мы должны были бы придать нашему силлогизму классический вид:

Все деятельности человека — области проявлений типологических свойств нервной системы.

Работа оператора прецизионной фотолитографии — деятельность.

Работа оператора прецизионной фотолитографии — область проявлений типологических свойств нервной системы.

В случаях, когда мысль неясна, сложна, полезно придавать ей черты видимого.соответствия формулам силлогизмов («фигурам» и «модусам»), вариантов которых достаточно много и о которых можно узнать из уже упоминавшегося пособия по логике . Но подчас в этом нет необходимости, поскольку правильные формы логического следования достаточно хорошо «просвечивают» сквозь стиль обычной речи (если, разумеется, об этих формах знать и помнить). Но если мы потрудимся придать рассуждениям формальный вид, то легче заметить ошибки, логические ловушки.

Типичная ошибка — предвосхищение основания, в данном случае использование в качестве общего (обосновывающего вывод) утверждения такой мысли, которая сама нуждается в обосновании, хотя и не кажется заведомо ложной. Например, могут рассуждать примерно так: «Работа ретушера (в типографии) не предъявляет особых требований к мышлению, поскольку это ручной, сенсомоторный труд». Утверждение ложное потому, что в скрытом за ним силлогизме обосновывающая посылка является в сущности предрассудком. А именно неверно, что «все виды ручного труда не предъявляют особых требований к мышлению». Достаточно учесть, что тот же ретушер, работая над фотоснимком, с которого после будет сделана печатная форма, должен мысленно оперировать очень сложными соотношениями светлот, цветов, ибо черному цвету на негативе соответствует белый, серому при цветоделительной ретуши может соответствовать розовый, а белому — красный и т. д. [349, вып. 3, с. 108 — 115]. Труд ретушера только кажется «сенсомоторным», тогда как на самом деле он предполагает сложные и мало изученные формы профессионального мышления, специальные ходы логического следования. То, что предметом мысли являются цветовой тон, насыщенность цвета, градации светлоты и пр., а не слова, цифры или геометрические фигуры, отнюдь не есть основание утверждать, что в рассматриваемой деятельности нет особых требований к мышлению.

Итак, нужна особая бдительность к тем общим положениям, которые сознательно или невольно кладутся в основание дедуктивных рассуждений (к презумпциям, допущениям). Способность, умение вскрыть несформулированные в явном виде основания рассуждений и пересмотреть их можно воспринимать в свою очередь как ценное качество ума человека (проницательность и гибкость его).

Еще одна распространенная логическая ошибка — ошибка разделения. Суть ее в следующем. Если мы обратимся к приве-

денному несколько выше силлогизму об операторе, легко заметим, что в первых двух его утверждениях (они называются посылками в отличие от третьего, именуемого выводом) есть одно и то же понятие — в данном случае «деятельность». Такой общий для обеих посылок термин (понятие) называется по ряду причин средним (средний термин силлогизма), и он всегда необходим. «Ошибка разделения» возникает тогда, когда этот средний термин силлогизма в первой (общей) посылке мыслят в собирательном смысле, а во второй — в разделительном. Например, если бы в качестве первой посылки в приведенном примере мы фактически имели в виду такую: «Все деятельности ‘*’— предмет интереса психологии» (имеются в виду все деятельности, взятые вместе), то вывод, сделанный, казалось бы, по правилам, стал бы несколько странным: «Работа оператора прецизионной фотолитографии — предмет интереса психологии». Разумеется, логическая ошибка опасна тогда, когда нелепость неочевидна.

Ошибки в силлогизме возникают в тех случаях, когда не учитывается то, что тот или иной термин, содержащийся в посылках, мыслится фактически не во всем своем объеме. Например, если бы в качестве второй посылки приведенного в свое время силлогизма мы взяли такую: «скоростная микроструктура рабочего движения — не деятельность», то получили бы ложный вывод: «скоростная микроструктура рабочего движения — не область проявлений…» и т. д. В чем дело? А в том, что хотя термин «область проявлений типологических свойств нервной системы» выписан «всеми буквами», мыслится он в первой посылке не в полном объеме: «областями» проявлений типологических свойств являются не только деятельности, но и отдельные действия, и их структурные компоненты, и психические состояния.

Если термин мыслится в полном объеме, говорят, что он распределен, если не в полном — не распределен. Анализ распределенности терминов в рассуждении — важное условие его корректности. Так что, как верно заметил философ Гегель, чтобы рассуждать, недостаточно иметь язык, подобно тому, как недостаточно иметь крепкие руки, чтобы хорошо шить сапоги. Чтобы избегать ошибок в дедуктивных рассуждениях, полезно учитывать, в частности, следующие положения:

в силлогизме должны быть три термина (не больше и не меньше);

средний термин должен быть распределен хотя бы в одной из двух посылок (без этого условия правильный вывод невозможен). Поясним это примером. В обсуждаемом нами примере силлогизма вторую посылку сформулируем так: «скоростная микроструктура рабочего движения —

область проявлений типологических свойств нервной системы». Каким же будет вывод из двух верных посылок? «Скоростная микроструктура… — деятельность»? Вывод ложный, и причина этого не в ложности посылок, а в неправильном «устройстве» здесь дедуктивного умозаключения — средний термин в той и другой мыслится не в полном объеме, не распределен;

если термины (помимо среднего) не распределены в посылках, их нельзя мыслить в полном объеме в выводе;

из двух отрицательных или частных («некоторые А суть Б») посылок нельзя сделать вывод;

если одна из посылок частная, то и вывод должен быть частным («некоторые», а не «все»). А если одна из посылок отрицательная («А не есть Б»), то вывод должен быть отрицательным;

из двух утвердительных посылок нельзя получить отрицательный вывод. Если первая посылка сформулирована как частная («некоторые…»), а вторая оказалась отрицательной, вывод невозможен.

Распространенной ошибкой в обосновании утверждений, в частности и предсказаний, является подмена научного положения ссылкой на авторитет (аргумент к человеку) или высказыванием, рассчитанным на эмоциональное воздействие на читателя, слушателя (аргумент к публике). Эти вещи могут, конечно, совпадать с истиной, но логика требует обращения именно к истине, а не к сопутствующим обстоятельствам.

9. Синтаксическое комбинирование сводится к перебору слов и упорядочению их в форме суждений, в которых приписываются или отрицаются разные формы связей между более или менее случайно выбираемыми явлениями, процессами, фактами, событиями. Такого рода ситуация может сложиться при организации «мозгового штурма» какой-либо проблемы, когда участникам совещания предлагается высказывать любые самые вздорные соображения в расчете, что «авось» возникнет и продуктивная мысль. Можно, например, чисто комбинаторным путем строить целые шкалы помологических высказываний (высказываний о закономерных зависимостях), чтобы после выбирать из них наиболее правдоподобные с теоретической и эмпирической точек

зрения: «аварийность на производстве в основном зависит от врожденных качеств людей» («несчастливцами рождаются так же, как и музыкантами»), «аварийность на производстве лишь отчасти зависит от врожденных качеств людей», «аварийность на производстве не имеет никакого отношения к врожденным качествам людей» и т. п. Таким образом, обсуждаемый метод построения идеальных объектов может иметь некоторое вспомогательное значение или, быть может, рассматриваться как эвристическое (то есть наводящее на догадки) средство. Весь вопрос в том, что мы будем делать с этими объектами дальше (брать «на веру» или проверять, совершенствовать).

‘»Вопросы и темы для размышления и разработки

1. Каковы теоретические составляющие вашей активности?

2. Что вы лично делаете, если принятая вами доктрина, теория, не согласуется с невымышленными событиями, фактами?

3. Чем отличается научная теория от вероучения?

Тема 1. Теория и концептуальный бред.

Тема 2. Паранояльный синдром и теория.
Тема 3. Критерии ценности теории.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
З.4. МЕТОДЫ ВЕРИФИКАЦИИ, ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ОБЪЯСНЕНИЯМ О ВЗАИМОСВЯЗИ МЕТОДОВ ПОСТРОЕНИЯ СЛОЖНЫХ, ТЕОРЕТИЧЕСКИХ, ОБЪЕКТОВ
УПРАЖНЕНИЕ 12.2. ПОСТРОЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЙ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ АКТОВ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЙ, ПРОВОДИМЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА НАБЛЮДЕНИЯ
МЕТОДЫ ПОСТРОЕНИЯ ТЕОРИИ
3.1. ПРОСТЫЕ МЕТОДЫ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ
4.2. НЕКОТОРЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ОПРОСНЫХ МЕТОДОВ. МЕТОД ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК. МЕТОД АНАЛИЗА ПРОДУКТОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
МЕТОД НЕЗАВИСИМЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ОБЪЕКТА
5.2. ПРАКТИЧЕСКИЙ МЕТОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАБОЧЕЙ НАГРУЗКИ
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ПСИХОСОМАТИКИ
3.1. О ПРОСТЫХ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ
ВЗАИМОСВЯЗЬ ПСИХИЧЕСКОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ И ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ МЕЖПОЛУШАРНОЙ АСИММЕТРИИ: ОБОСНОВАНИЕ МЕТОДОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ
МЕТОДИКА «ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ говорящего по голосу с помощью метода семантического дифференциала»
СРАВНЕНИЕ РАНЖИРОВОК ПО МЕТОДУ СРЕДНИХ АРИФМЕТИЧЕСКИХ И МЕТОДУ МЕДИАН.
Добавить комментарий