ПЕРЕМЕНА ДЕЙСТВИЯ: «ДИНАМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ДЕЙСТВИЯ»

Эпизодические модели мотивации представляют собой упрощения, соответствующие эпизодическому характеру лабораторного эксперимента, но не повседневному потоку активности. Они пренебрегают сменой мотивации, возобновлением и последействием прежней мотивации. Если, как мы предложили в главе 6, провести различение между процессами, предшествующими образованию тенденции к действию и следующими за ним, и назвать процессы до принятия решения «Мотивационными», а после принятия решения «волевыми», то динамическая модель действия связана не с Мотивационными процессами, а с волевыми. Она характеризует то, в какой последовательности и на сколь долгое время отдельные уже сформировавшиеся тенденции к действию выходят на первый план и определяют поведение.

Это та самая проблема, которую Фрейд (Freud, 1915) и Левин (Lewin, 1926a, b, 1935) поставили в центр своих относящихся к психологии мотивации рассуждений, первый — в виде сохранения нереализовавшихся желаний, вплоть до их удовлетворения, второй — в виде возобновления незавершенных намерений. В исследованиях мотивации достижения проблема смены действия впервые была поднята, если не считать использование эффекта Зейгарник как индикатора мотивации, в исследованиях Физером настойчивости действия (Feather, 1961, 1962, 1963b): переход к недостиженческой по своему содержанию альтернативной деятельности зависит не только от силы снижающейся мотивации к деятельности достижения, но и от силы латентной мотивации к альтернативной деятельности. Аткинсон

и Картрайт (Atkinson, Cartwright, 1964) описали мотивационное последействие недостигнутых целей с помощью понятия «инерционных тенденций», а Вайнер (Weiner, 1965а, Ь) на основе этого расширил модель выбора риска. Бее это уже обсуждалось в главе 8.

Более обобщенную попытку характеристики проблемы перемены действия представляет собой разработанная Аткинсоном и Берчем (Atkinson, Birch, 1970, 1974, 1978; см. также главу 2) динамическая модель действия. Эти исследователи перенесли центр тяжести исследований с отдельных эпизодов на переходные зоны потока активности, когда одна тенденция к действию перестает, а другая начинает определять наблюдаемую активность, причем детерминанты окружения, т. е. «ситуационные стимулы», остаются неизменными. Это потребовало преодоления характерной для нерасширенной модели выбора риска полной зависимости от стимуляции и превращения реагирующего индивида в активно действующего субъекта..

Лейтмотивом разработки рассматриваемой модели (оказавшейся неоправданно усложненной) стала восходящая к Фрейду аксиома инерционных тенденций: «Поведенческая тенденция, будучи возбуждена, сохраняет свое наличное состояние до тех пор, пока не подвергнется воздействию какой-либо психологической силы, которая либо увеличит, либо уменьшит ее интенсивность» (Atkinson, Birch, 1974, p. 273). Далее постулировался целый ряд влияний и сил, вызывающих колебания интенсивности результирующих тенденций к действию в потоке активности, а также то, что в активности побеждает и находит свое выражение всякий раз та из тенденций к действию, интенсивность которой в данный момент преобладает. Внимание было сосредоточено на тех моментах потока активности, когда одна результирующая тенденция к действию получала и затем снова утрачивала доминирующее положение относительно других тенденций. Эти моменты соответствуют параметрам, которые при традиционном, «эпизодическом» рассмотрении выступали как разнородные, таким как латентное время, продолжительность, частота появления {operant level). Результирующая тенденция к действию (Тг) представляет собой разность тенденции к действию (тенденции приближения Т) и тенденции к недействию (тенденции избегания N, negaction): Tr-T- N. Тенденции обоих типов объединяются на основе своего содержания в «семейства», внутри которых они взаимно влияют друг на друга, замещая (substitution) или оттесняя (displacement) одна другую. Так, реализация определенной тенденции к действию может уменьшить силу латентной тенденции приближения (см. в главе 5 раздел о замещающей ценности), а вместе с тем какая-либо нереализованная тенденция, например избегание потери аффилиации, может привести к замещению исходной тенденции на функционально эквивалентную тенденцию и увеличить силу последней (оттеснение).

Динамика действия в своих общих чертах определяется двумя исходными величинами — толкающей (instigatingforce, F) и тормозящей силами (inhibitory force, I). Всякая ситуация в определенной степени возбуждает в «семействе» тенденций (мотив) обе эти силы. Обе они, будучи возбуждены и при условии, что ситуация остается неизменной, приводят к линейному нарастанию во времени тенденций к действию и недействию соответственно. Моделью регулируется, в частности, то, как проявляются обе противостоящие друг другу тенденции Г и N, из которых в каждый данный момент складывается результирующая тенденция. Каждая из двух сил — толкающая (F) и тормозящая (Г) — препятствует неуклонному нарастанию

второй силы. Толкающая сила, когда она получает возможность (через соответствующую доминирующую результирующую тенденцию к действию) проявиться в поведении, постепенно ослабляется консуматорной силой (consummatory force, Q, возникающей лишь при осуществлении действия. Консуматорная сила (С) представляет собой мультипликативную функцию интенсивности соответствующей тенденции к действию (7) и особой константы, отражающей общую консумматор-ную ценность (consummatory value, с) активности за единицу времени: С — Тхс. Вместе с тем тормозящая сила постепенно уменьшается под действием силы сопротивления (force of resistance, R), которая, в свою очередь, представляет собой мультипликативную функцию интенсивности соответствующей тенденции к недействию (N) и константы, отражающей общее значение торможения (г), характеризующего ослабление сопротивления подавляемой активности за единицу времени: R — Nx r.

В табл. 15.2 сопоставлены понятия, относящиеся к толкающим и тормозящим моментам динамики действия. Аткинсон и Берч (Atkinson, A. Birch, 1970) ввели еще несколько параметров, которые не только усложняют картину происходящего, но и позволяют избежать возникающих при смене активности «поведенческих колебаний» (т. е. того, чтобы начавшая доминировать активность вследствие подключения консуматорной силы сразу же не стала субдоминантной). Так, избирательное внимание, порождаемое привлекательностью наличной ситуации, может ослаблять побуждающую силу не доминирующей в данный момент тенденции к действию. Еще одним параметром характеризуется степень замещения или оттеснения какой-либо побуждающей или тормозящей силы родственной ей силой, принадлежащей к тому же «семейству» тенденций к действию. Следующий параметр устанавливает временную задержку включения или выключения консуматорной силы после того, как некоторая тенденция к действию соответственно начала или перестала определять поведение, придавая тем самым нарастаниям и спадам тенденций форму колебательных движений.

При такой сложности модели неудивительно, что ее предсказания, если прослеживать их многочисленные переплетения, как это свойственно Аткинсону, не поддаются мысленному обзору, требуя осуществления бесчисленных математических операций, что невозможно без использования вычислительных машин. Были разработаны компьютерные программы, годные для этой цели (Bongort, 1975; Seltzer, 1973; Seltzer, Sawusch, 1974). Все они направлены на моделирование динамики сил, изменяющихся от одного отрезка времени к другому, и определение, когда, насколько и в какой последовательности отдельные результирующие тенденции к действию становятся доминантными и проявляются в действии.

Таблица 15.Соотношение понятий динамической модели действия Аткинсона и Берча (Atkinson, Birch, 1970, p. 207), относящихся к побуждению действия и сопротивлению ему

Сопротивление действию

Побуждение к действию Сопротивление действию
Толкающая сила, F Тормозящая сила, /
Тенденция к действию, Т Тенденция к недействию, N
Действие Сопротивление
Консумматорная сила, С Сила сопротивления, R

намики действия» являются исходные величины обеих сил — побуждающей и тормозящей (Fa Г) — внутри каждого «семейства» тенденций к действию. Эти величины должны быть заданы. Что касается их эмпирического определения, то на сегодняшний день можно говорить лишь об отдельных попытках, связанных с этим (Atkinson, Birch, 1974). В определении может помочь «эпизодическая» модель выбора риска, поскольку одним из детерминантов обеих сил являются связанные с ситуацией позитивные и негативные привлекательности, соответствующие данному классу мотивов, так как именно они активируют побуждающую или тормозящую силу. По мере воздействия на индивида этих привлекательностей соответствующая тенденция к действию (или недействию) непрерывно возрастает. Привлекательность успеха и привлекательность неудачи представляют собой, согласно модели выбора риска, линейные функции вероятности успеха. В качестве второго и третьего детерминантов Аткинсон и Берч (ibid., p. 315) называют «сгустки опыта», определяемые историей жизни индивида, а именно мотив (тенденции к приближению и избеганию) и инерционные тенденции более ранних действий.

5. Упрощенная схема динамической модели действия Аткинсона и Берна (мотивация)

5. Упрощенная схема динамической модели действия Аткинсона и Берна (мотивация)

детерминантов ее исходных величин (личность и ситуация) и итоговых величин результирующих тенденций

действия для последовательности действий, относящихся к трем различным Мотивационным областям (а, Ь, с).

Обозначения: F- побуждающая сила, С- консуматорная сила, с- консуматорная ценность, Т- тенденция

к действию, Тг- результирующая тенденция к действию, /-тормозящая сила, R- сила сопротивления,

г-значение противодействия торможению, N- тенденция к недействию, ДУили AN- изменение 7″

или /Уза предшествовавший отрезок времени

Из упрощенной схемы процесса, представленной на рис. 15.5, видно, как детерминанты личности и ситуации — мотив и привлекательность — «питают» исходные величины динамической модели действия и как после этого при остающейся неизменной ситуационной стимуляции эти исходные величины (Fn Г) модифицируются под влиянием консуматорной силы и силы сопротивления (Си R), так что изменяющиеся от одного отрезка времени к другому тенденции к действию ( Т) и к недействию (N) приводят к смене результирующей тенденции к действию (Тг).

На рисунке также показано, как инерционные тенденции непосредственно влияют на динамику тенденций к действию и недействию и как, наконец, относящиеся к содержательно различным и несовместимым областям мотивации нарастающие и убывающие результирующие тенденции могут проявиться в поведении и, заняв доминирующее положение, временно отступить перед конкурирующими тенденциями.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ ДИНАМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ДЕЙСТВИЯ
Лекция 10. Формирование умственных действий. Ориентировочная основа действий.
СТАТИЧЕСКИЕ И ДИНАМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ
4 уровня действия:
ДЕЙСТВИЯ
ДЕЙСТВИЕ
Работа и действие
3.6. МОТИВАЦИОННО-СМЫСЛОВАЯ И ФУНКЦИОНАЛЬНО-ДИНАМИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ ВНУТРИЛИЧНОСТНОГО КОНФЛИКТА.
РЕПРЕЗЕНТАЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ДЕЙСТВИЕМ
3.4. Восприятие и действие
ПОТЕНЦИАЛЫ ДЕЙСТВИЯ.
ВОЛЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ.
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ БЛОКА ПРОГРАММИРОВАНИЯ ИСПОЛНИТЕЛЬСКИХ ДЕЙСТВИЙ
ДЕЙСТВИЯ УЧАСТНИКОВ КОНФЛИКТА
Добавить комментарий