САМООЦЕНКА КАК ПРИНЦИП МОТИВАЦИИ

Если действие побуждается предвосхищаемыми последствиями его возможных результатов, то при контролируемости подобных последствий исключительно извне оно должно определяться только ситуативными факторами в форме внешних подкреплений. В этом случае вполне достаточно объяснения поведения со второго взгляда. Такой подход означал бы, что человек легко поддается любому искушению и быстро капитулирует перед любым препятствием, если, конечно, непосредственно следующее за этим подкрепление или наказание не создает конфликта,

тем самым побуждая его к большей стойкости. В таком случае стремящихся к успеху людей с помощью серии индуцированных неудач можно было бы легко превратить в избегающих неудачи, а избегающих неудачи посредством серии успехов — в стремящихся к успеху. При отсутствии более отдаленных последствий люди всегда предпочитали бы лишь легкие, но никак не трудные задания.

В действительности же ничего подобного, как правило, не наблюдается. Деятельность определяется не только внешне опосредованными, но также и внутренне опосредованными последствиями. К последним относятся позитивные и негативные реакции субъекта на достигнутый им результат, причем эти реакции определяются личностным стандартом результатов действия, устанавливаемым самим субъектом или же воспринимаемым им в качестве обязательного. Такого рода процесс самоподкрепления, как его обозначил Скипнер еще в 1953 г., или самооценки (последнее понятие более свободно от неявных теоретических напластований, чем первое) может объяснить определенную автономию действующего субъекта в отношении внешне опосредованных последствий. Поскольку указанные стандарты могут задавать различный уровень требований и в разной мере восприниматься в качестве обязательных, введение переменной типа «мотив» для обозначения индивидуальных различий представляется вполне целесообразным, если с ее помощью можно описать устойчивые тенденции саморегуляции деятельности. Базовые модели саморегуляции разработали Кэнфер (Kanfer, 1970, 1975) и Бандура (Bandura, 1974).

Независимость от внешне опосредованных последствий дает действующему субъекту не только внутренне опосредованная оценка этих последствий. До того как он оценит результат действия в соответствии с установленным им стандартом, он уже может, как мы видели на примере обусловленной мотивами предубежденности атрибуции, проинтерпретировать и истолковать этот результат присущим ему способом. Оба этих момента — личностный стандарт и предубежденность атрибуции — могут посредством своеобразного процесса самоподкрепления лучше объяснить те факты, для интерпретации которых суммарное понятие мотива оказывается чрезмерно широким. Это такие факты, как межиндивидуальные различия действий при сходстве их результатов и внешних последствий, или такие, как относительная стабильность действий индивида вопреки противоречащим ожиданию результатам и изменившимся внешним последствиям (т. е. некоторая автономность по отношению к ситуационным факторам). Ниже мы опишем мотив достижения как такого рода систему самооценивания.

Мотив достижения как система самооценивания

Как было показано в главе 8, аткинсоновская модель (Atkinson, 1957) выбора риска включает в себя модель самооценки: привлекательность последствий для самооценки предвосхищаемого результата действия, умноженная на соответствующую вероятность успеха, и составляет то, что побуждает человека к действию. Однако имеются и два существенных отличия в этих моделях. Во-первых, стандарт (ур°» вень притязаний) является у Аткинсона не независимой, т. е. предшествующей действию, величиной, а зависимой переменной результирующей мотивации. Во-вторЫх, через две переменные мотива Аткинсон вводит индивидуальные различия

в процессах приписывания коэффициентов привлекательности положительной и отрицательной самооценки после успеха и неудачи соответственно. Правда, тем самым первое различие — стандарт как зависящая от мотивации, а не предшествующая действию величина — практически снимается. Ведь стандарт в модели выбора риска оказывается зависимой от мотива и индивидуально вариативной величиной: ориентированные на успех индивиды предпочитают реалистичные, а ориентированные на неудачу — завышенные или заниженные стандарты.

Теоретические следствия из того факта, что модель выбора риска в сущности описывает процесс самооценки, долгое время оставались без внимания.

Анализом этих следствий, которые с открытием обусловленной мотивами асимметрии атрибуции успеха и неудачи стали очевидными, занялся автор этой книги (Heckhausen, 1972, 1975а, 1978). Если, как мы убедились выше, ориентированные на успех испытуемые по сравнению с ориентированными на неудачу в большей степени связывают свои успехи с выдающимися способностями, а неудачи приписывают не столько их недостатку, сколько слабому старанию и внешним причинам (см. рис. 14.4), то в результате самооценка таких испытуемых оказываются более сбалансированной. Если к тому же их успехи и неудачи повторяются с той же частотой, что и у ориентированных на неудачу испытуемых, то оба типа индивидов, даже сталкиваясь с противоречащим ожиданиям результатом действия, снова и снова в силу пристрастной (позитивной или негативной) самооценки подтверждают и упрочивают свойственную им «систему мотива*, т. е. систему, в которой решающим значением обладает привлекательность либо успеха, либо избегания неудачи. Таким образом, мотив выступает не как суммарное, раз и навсегда фиксированное личностное свойство, а как система релевантных мотивации когнитивных процессов, стабилизируемая посредством «встроенного», индивидуально подкрепляемого механизма интерпретации (в данном случае определяемого предубежденностью атрибуции) и посредством самоподкрепления (самооценки) даже вопреки опыту, противоречащему присущей субъекту и обусловленной мотивом точке зрения.

Подкрепляющий фактор процесса самооценки автор этой книги связывает с самооценочными эмоциями, такими как удовлетворенность и неудовлетворенность собой или с аналогичными им эмоциями. В качестве подкрепляющего фактора они в определенном смысле всегда находятся «под рукой», поскольку могут возникать всякий раз и сразу, как только появляется адекватный самооценке стимул. Вместо «самоподкрепления» автор этой книги говорит о самооценивании, поскольку понятие подкрепления в смысле подкрепления реакции вводит нас в заблуждение или, по меньшей мере, является поверхностным. К тому же оно не позволяет различать результат процесса сравнения (самооценку) и его последствия («самоподкрепление») как две различные следующие друг за другом стадии, по крайней мере когда последствия заключаются в самооценочных эмоциях, а не в наблюдаемых извне актах самопоощрения или самонаказания.

Модель самооценивания схематически изображена на рис. 14.16. Осуществляемый после достижения результата действия процесс самооценки основан на сопоставлении этого результата со стандартом, а исход этого сопоставления может быть изменен посредством той или иной каузальной атрибуции результата действия. Таким образом, существуют три детерминанта самооценки: результат дей-

ствия, стандарт и атрибуция. До сих пор в качестве обусловленного мотивом мы рассматривали лишь тип атрибуции, однако то же самое можно сказать и о стандарте. Когда ориентированные на неудачу люди устанавливают для себя сверхвысокие стандарты, то тем самым они ограничивают возможности для позитивной самооценки, склоняясь при этом, в силу предпочитаемого типа атрибуции, к объяснению неудачного выполнения чересчур сложной задачи недостатком способностей. Напротив, устанавливая для себя чрезмерно низкие стандарты, они, очевидно, стремятся оградить себя от негативной самооценки, в силу предпочитаемого ими типа атрибуции не имея возможности приписать успех в решении слишком легких задач своим способностям. Ориентированные на успех индивиды при реалистичном стандарте сталкиваются примерно с равным числом успехов и неудач, причем в соответствии с присущим им типом атрибуции успехи сильнее сказываются на их самооценке, чем неудачи. Таким образом, в создании более или менее благоприятного баланса самооценки у обеих групп предпочитаемые уровень стандарта и тип атрибуции дополняются соответствующим Мотивационным воздействием привлекательности.

16. Модель самооценивани

16. Модель самооценивани

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
О. В. Барсукова, И.С. Викторчик МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ СТУДЕНТОВ С РАЗНОЙ САМООЦЕНКОЙ ЧЕСТОЛЮБИЯ
6.2.2. МОТИВАЦИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРИНЦИПА РАВНОВЕСИЯ
Харитонова К.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ И САМООЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ
КОЭФФИЦИЕНТЫ КОРРЕЛЯЦИИ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ С ВЫРАЖЕННОСТЬЮ (ПО САМООЦЕНКАМ) ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИХ ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ УЧАЩИХСЯ
Беланкова Ольмира Борисовна САМООЦЕНКА КАК ЭЛЕМЕНТ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ.
Багина А.Н. САМООЦЕНКА КАК РЕГУЛЯТОР ПОЛОРОЛЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕЙ 4–6 ЛЕТ
Смирнов Н. В. САМООЦЕНКА КАК РЕГУЛЯТОР СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
6.1. Принципы изучения личностной беспомощности Принцип детерминизма.
ДЕТЕРМИНАЦИЯ КАК СИСТЕМНЫЙ ПРИНЦИП ПСИХО-ЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
Интеллект, как и любая способность, действует по принципу «одаренности"
ОБЩЕНИЕ СО СВЕРСТНИКАМИ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ САМООЦЕНКИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
ВЗАИМОСВЯЗЬ САМООЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ И САМООЦЕНКИ ВНЕШНОСТИ В РАННЕЙ ЮНОСТИ
ТАБЛИЦА 2.ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ЭТИЧЕСКОГО КОДЕКСА АРА ПРИНЦИП А. КОМПЕТЕНТНОСТЬ
Боченкова Е.В. ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ КАК ФАКТОР НАПРАВЛЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ РЕАЛИСТИЧНОЙ САМООЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ
Ненарт Евгения Олеговна САМООЦЕНКА КАК ОДНА ИЗ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ДЕСТРУКЦИЙ ЛИЧНОСТИ УЧИТЕЛЯ
2.1. Коммуникативность мира как один из базовых объяснительных принципов современной психологии
ТЕНДЕНЦИЯ К РАВНОВЕСИЮ, КАК ПРИНЦИП ФИЛОСО-ФИИ И ЕГО ВОЗМОЖНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ В ПСИХОЛОГИИ
1.3. ВОЛЯ КАК ПРОИЗВОЛЬНАЯ МОТИВАЦИЯ
4.1. Сущность мотивации как функции управления в организации
ГЛАВА ОЖИДАНИЕ И ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ КАК ДЕТЕРМИНАНТЫ МОТИВАЦИИ
Добавить комментарий