САМООЦЕНОЧНЫЕ ЭМОЦИИ: АТРИБУЦИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО СПОСОБНОСТЕЙ И СТАРАНИЯ

Первоначально Вайнер (Weiner, 1972, 1974) приписал атрибуции относительно старания большую аффектогенность, чем атрибуции относительно способностей. Основанием для этого послужили многократно подтвержденные данные по оценке достижений другого человека, согласно которым старанию приписывается более важная роль, чем способностям (Weiner, Kukla, 1970; Rest et al., 1973). Однако перенос данных по оценке со стороны на самооценочные эмоции по целому ряду причин является сомнительным. Во-первых, при сторонней оценке речь идет не об эмоциях, а об оценивающих санкциях в виде похвалы и порицания. Во-вторых, эти оценки по своей природе направлены на то, чтобы как-то повлиять на оцениваемого человека, а поскольку старание представляет собой не только внутренний, но и управляемый фактор (см. ниже раздел о параметре контроля), то направленность оценки именно на него, а не на способности напрашивается сама собой. В-третьих, при сторонней оценке, т. е. при наличии внешнего наблюдателя, необходимо учитывать сдвиг в перспективе наблюдения (см. главу 13). Впрочем, в одном из экспериментов Вайнера и Куклы (Weiner, Kukla, 1970, эксперимент III) старание оказалось более аффектогенным по сравнению со способностями и при оценке результатов (фиктивных) собственных достижений (см. критику этого эксперимента:

Sohn, 1977).

Постепенно стало очевидно, что вопрос о важности атрибуции относительно способностей или относительно стараний для возникновения самооценочных эмоций сформулирован чрезмерно обобщенно. В этом случае следует различать, во-первых, тип заданий и, во-вторых, характер самооценочных эмоций. Аффективная значимость атрибуции относительно способностей и старания в течение некоторого времени оставалась спорным вопросом. Вайнер (Weiner, 1972, 1974) и его коллеги (Weiner, Kukla, 1970; Rest et al., 1973) считали более аффективно значимым старание, а ряд других авторов — способности (Covington, Omlich, 1979b, с; Heckhausen, 1978; Meyer, 1973b; Nicholls, 1975, 1976a; Sohn, 1977). Николе выразил эту позицию следующей формулой: «Старание похвально, но лучше обладать способностями». Пока шли эти споры, выяснилось, что решающее значение для постановки цели действия имеют тип задания и норма сравнения.

Если человеку приходится доказывать или подтверждать свои способности, и речь, следовательно, идет о способностях в нормативном смысле (Nicholls, 1984a, b), т. е. о социальной норме сравнения, то атрибуция относительно способностей оказывается важнее атрибуции относительно старания как после успеха, так и после неудачи, особенно если речь идет о заданиях, важных с точки зрения будущих академических или профессиональных успехов.

При этом в случае неудачи возникает кажущаяся парадоксальной ситуация, когда сильное старание еще больше подчеркивает недостаток способностей в смысле компенсаторной каузальной схемы (Heckhausen, 1978; Nicholls, 1976a; Covington, Omelich, 1979b). На рис. 14.8 приведены некоторые из этих данных (Heckhausen, 1978). После неудачи негативная самооценка оказывается более выраженной, если человек приписывал себе меньшие способности и большее старание, чем в случае, если он приписывал себе большие способности и меньшее старание.

8. Самооценка испытуемых, чьи значения приписываемых себе способностей превышают значени

8. Самооценка испытуемых, чьи значения приписываемых себе способностей превышают значени

приписываемого себе старания (Сп > Сг) или наоборот (Сп < Ст), после противоречащей ожиданиям серии

неудач в выполнении ориентированного на способности задания (Heckhausen, 1978, S. 205}

В противоположность этому старание и настойчивость оказываются более аффективно значимыми при самооценке после успеха или неудачи, если человек руководствуется индивидуальной нормой сравнения, если он хочет расширить свои познания и умения — одним словом, если речь не идет о сравнении своих способностей (считающихся врожденными) с чужими. Ример (Riemer, 1975) обнаружил, что в такого рода ситуации — в его исследовании новички упражнялись в игре на фортепиано — старание не менее важно для возникновения эмоций, чем способности, если предварительно либо один, либо другой из этих факторов указывался в качестве решающего. А при выполнении заданий на концентрацию внимания Шнайдер (Schneider, 1977) как после успеха, так и после неудачи обнаружил более тесную корреляцию эмоций с атрибуцией относительно старания, чем с атрибуцией относительно способностей.

В целом результаты свидетельствуют о том, что атрибуция относительно способностей является тем более эмоционально значимой для самооценки по сравнению с атрибуцией относительно старания, чем в большей степени речь идет о доказательстве своих способностей в нормативном смысле, т. е. чем в большей степени эта атрибуция позволяет сделать выводы о своей нынешней и будущей способности кдостижениям — которую невозможно предсказать исходя из ситуативного приложения усилий. К тому же при такого рода фиксации на способностях и ориентации на будущее аффективная значимость старания приобретает обратный знак в духе компенсаторной каузальной схемы: чем к большему успеху или неуспеху приводит сильное старание, тем больше обесценивается переживание успеха и тем больше усиливается переживание неудачи.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ПАРАМЕТР ЛОКАЛИЗАЦИИ: САМООЦЕНОЧНЫЕ ЭМОЦИИ
Неспособность. Относительность понятия «способность»
КАУЗАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ: ПОТРЕБНОСТЬ ИЛИ СПОСОБНОСТЬ?
ВИДЫ САМООЦЕНОЧНЫХ ЭМОЦИЙ
САМООЦЕНОЧНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ВО ВРЕМЯ ОЦЕНИВАНИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАНИЯ
САМООЦЕНОЧНЫЙ ТЕСТ «ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ»
САМООЦЕНОЧНЫЙ ТЕСТ «ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ» (Е. П. ИЛЬИН)
И.В. Плаксина, Л.В. Тихомирова СУБЪЕКТИВНО-САМООЦЕНОЧНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ЛИЦ
ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ РАЗМЕР
Относительная величина
ИССЛЕДОВАНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ (РАЗНОСТНОЙ) ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ
ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ ПСИХОФИЗИЧЕСКИХ ВЫВОДОВ
Добавить комментарий