СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Выбранный нами способ рассмотрения истории зарождения научного подхода в области психологических знаний о труде и трудящемся в России конца XIX — начала XX вв. (Климов, Носкова, 1992) состоял в изучении работ специалистов-практиков (непсихологов), которые были выразителями потребности в научном знании о труде в связи с решением профессиональных социально важных задач. Оказалось, что в деятельности профессиональных сообществ врачей-гигиенистов, деятелей общего и профессионально-технического образования, а также представителей технической инженерной мысли дореволюционной России нашли отражение почти все практические задачи, которыми и сегодня озабочены психологи и психофизиологи труда, специалисты в области психофизиологии труда, гигиены и охраны труда, эргономики, инженерной психологии, психологии управления, индустриальной педагогики и педагоги современных общеобразовательных и профессиональных школ. Таким образом, было показано, что в 80-90-е гг. вплоть до 1917 г. в России экономическая и социальная жизнь в условиях бурно развивающегося капитализма уже сформировала предметно-содержательную область приложения сил наук о работающем человеке, включая психологию труда. Нет оснований считать, что в отношении истоков зарождения психологии применительно к хозяйственной жизни за рубежом имела место какая-то иная логика, что историю зарубежной индустриальной психологии следует связывать только с именами отдельных выдающихся деятелей, например Ф.У.Тэйлором.

Картина потенциальных проблем буржуазного общества конца XIX в., требовавших научных знаний о работающем человеке, может быть воссоздана на примере развития сферы хозяйственной жизни Франции, отраженного в книге «История труда и трудящихся» Пьера Бризона (1921). Автор освещает эволюцию технической и технологической мысли, развитие форм организации труда и отношение общества к сфере производства, вопросы социально-трудовой, экономической политики правительства Франции, позицию работодателей и представителей наемного труда, эволюцию трудового законодательства.

Перед читателем возникает нелегкая, полная кровавых драм история завоевания работниками наемного труда права на союзы, на гарантии возмещения ущерба при несчастных случаях, профессиональных заболеваниях, права на увеличение заработной платы до уровня, обеспечивающего минимально приемлемые человеческие условия жизни.

После разгрома первой французской революции рабочие утратили права на союзы и коалиции. Предприниматели получили почти неограниченные возможности произвола в отношении тарифов оплаты труда. Повышение заработной платы осуществлялось исключительно под влиянием стачек и забастовок, несмотря на то, что забастовщики часто жестоко преследовались.

Право стачек было завоевано рабочими лишь к 1881 г. (Закон о свободе собраний). Постепенно предприниматели и правительство все более терпимо начинают относиться к рабочим союзам, созданным в защиту их экономических интересов. По Закону 1884 г., деятельность рабочих синдикатов включала атов, однако это составляло лишь 1/5 часть всех трудящихся.

По мнению Бризона, к 1902 г. число рабочих — участников синдикатов в разных странах превышало 6 млн. человек. По данным Министерства труда, в Нью-Йорке в 1900 г. рабочих — членов синдикатов было: в Англии — 1 600 000, в США и Канаде — 1 905 000, Германии — 995 000, Австро-Венгрии — 222 000, Дании — 102 000, Швеции — 58 000, — Швейцарии — 49 000, Испании — 31 000 (Бризон, 1921).

Синдикаты образовывали биржи труда и национальные федерации ремесел. Биржа труда, по замыслу создателя-экономиста, должна быть таким учреждением, в котором труд-товар мог бы продаваться на бирже как процентные бумаги. Эти идеи, высказанные в середине 40-х гг., были воплощены в жизнь в 1887 г. в Париже. Центральная биржа Франции была открыта в 1892 г. К концу 1902 г. во Франции насчитывалось 94 биржи труда. Биржи получали субсидии от города, имели деятельный секретариат, казначейство, архив, библиотеку, бесплатное бюро для приискания мест, профессиональные курсы, ссудные кассы для безработных.

Национальные федерации ремесел считали своей целью защиту интересов представителей определенного ремесла, организовывали стачки, воздействовали на государственную власть.

Наконец, в 1895 г. образовалась Генеральная конфедерация труда, охватывавшая биржи труда и национальные профессиональные федерации. Забастовки стали школой солидарности для трудящихся, средством воздействия на правительство в принятии законов, регламентирующих права трудящихся, их интересы. Так, Закон 1892 г. требовал заботы о предотвращении несчастных случаев, жертвами которых могут стать рабочие, в 1893 г. был принят закон, включающий вопросы гигиены и безопасности в отношении всех промышленных предприятий; вредная и опасная для здоровья работа была запрещена детям (Закон 1841 г.). По Закону 1900 г была ограничена продолжительность рабочего дня 11 часами. В 1898 г. был принят Закон об ответственности за несчастные случаи, жертвами которых становятся рабочие при исполнении своих обязанностей, и обязательное страхование от несчастных случаев, связанных с работой.

П. Бризон отмечает, что законы, относящиеся к гигиене и безопасности, были приняты в других странах Европы еще раньше, чем во Франции: в Швейцарии — в 1877 г., Англии — в 1878 г., Австрии — в 1883-1885 гг., Швеции — в 1885 г., Италии — в 1888 г., Бельгии — в 1889 г., Германии — в 1891 г., Норвегии — в 1892 г. (Бризон, 1921). (В России закон об ответственности предпринимателей за увечья рабочих был введен в 1903 г. — О.Н.).

Реализация фабричных законов была возложена на институт инспекторов и фабричных судов. Введение фабричных законов и фабричных судов служило средством государственной регламентации взаимодействий работодателей и трудящихся, отражало признание обществом, правительством прав трудящихся на жизнь, охрану здоровья, создание условий существования, достойных человека. Не все законы были эффективно действующими, но в обществе постепенно формировалась система ценностей, ориентированная на интересы не только предпринимателей, но и трудящихся, развивался научный подход к решению вопросов регламентации количества труда, условий организации труда, длительности труда и отдыха, изучения и предотвращения несчастных случаев в труде в промышленности и на транспорте, содействии безработным в приискании рабочих мест.

В начале 80-х гг. XIX в. возникла идея создания профессиональных школ для каждой отрасли промышленности, которые должны были заменить систему профессионального «ученичества». Указами правительства 1881 и 1882 гг. такие школы были созданы. В 1902 г. было основано «Французское общество для развития технического обучения», цели которого состояли в содействии рабочим синдикатам и синдикатам хозяев в области профессионального обучения.

Итак, наш краткий обзор состояния хозяйственной жизни Франции на рубеже XIX-XX вв., а также связанных с этой сферой областей трудового права, гигиены и охраны труда, профессионального образования позволяет утверждать, что во Франции (как и в России и других капиталистических странах Западной Европы, США) в этот период сложилась система социально значимых задач, требовавших научного исследования и практического воздействия: это научная регламентация количества работы, определение параметров допустимых величин трудовой нагрузки: исследование причин и способов профилактики катастроф и несчастных случаев в промышленности и на транспорте; поиск способов эффективного регулирования взаимоотношений администрации и персонала, форм и способов организации труда, способов профилактики социальных конфликтов между работодателями (а также выражающей их интересы администрацией) и лицами наемного труда; проблемы создания систем научно обоснованной эффективной передачи профессионального опыта, профессионального обучения; проблемы содействия приисканию рабочих мест.

Все эти вопросы, безотносительно к непосредственным интересам получения прибыли и сверхприбыли работодателями, потенциально создавали поле приложения сил для представителей социальных наук, наук о труде, производстве, о профессиях, о работающем человеке и психология не могла остаться в стороне.

Печатается по изданию: Носкова О.Г. История психологии труда в России (1917-1957). — М., Изд-во МГУ, 1997.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ФИЗИЧЕСКИЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ
МЕТОДЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ.
§ 14. Некоторые особенности социально-экономического развития страны
Журавлев А.Л. ЗОНЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ В СОВМЕСТНОЙ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Шакеева Ч.А. К СТРУКТУРЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ МОЛОДЕЖИ В НОВОЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ
СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ (Симпозиум, посвященный 90-летию со дня рождения Е.С. Кузьмина, основоположника Санкт-Петербургской школы социальной психологии)
Индустриальная психотехника в Советской России 20 —30-х гг. XX в.
НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ПСИХОТЕХНИКИ Г. МЮНСТЕРБЕРГА И ИХ РАЗВИТИЕ В 20-30-Е ГГ.
Шаманизм – основы и истоки.
истоки когнитивной науки
IV Истоки психологического вампиризма
2. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ
Биографические истоки насилия
4.1.1. ИСТОКИ ЭРГОНОМИКИ В ДАЛЕКОМ ПРОШЛОМ
Добавить комментарий