ВКЛАД ТЕОРЕТИКО-АТРИБУТИВНОГО ПОДХОДА В ИЗУЧЕНИЕ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ

Теперь пришло время оценить вклад теоретико-атрибутивного подхода в изучение мотивации достижения. В самом общем виде он состоит во введении гипотетических когнитивных промежуточных переменных, превративших «реакцию, направленную на достижение» в формальных терминах модели выбора риска в рефлексивную «деятельность достижения». Рефлексивность означает, что субъект рассматривает свое деяние как связанное с его волей к действию (намерением), а результат — как определяемый не только внешними причинами, но и особенностями инициатора действия (см.: Heckhausen, Weiner, 1972). Тем самым было открыто мотивирующее значение приписывания причин достигнутым результатам, что чрезвычайно плодотворно сказалось на исследованиях мотивации.

Теоретико-атрибутивный подход привел к модификации модели выбора риска, дав толчок целому ряду перспективных теоретических разработок, но он все же не заменил эту модель. Поясним сказанное: модификации подвергалась каждая из трех основных переменных модели выбора риска. Открытие обусловленной мотивом асимметрии атрибуции успеха и неудачи выявило новые аспекты переменной «мотив» (прежде всего в: Weiner, Kukla, 1970). Наряду с каузальной схемой градуальных эффектов, связавшей отношением компенсации способности и старание (Kelley, 1972; Кип, Weiner, 1973), это, по-видимому, наиболее значимый вклад в развитие психологии рассматриваемого подхода. Им, в частности, обосновывается концепция мотива достижения как системы самоподкрепления. Что касается

двух других переменных модели выбора риска — ожидания успеха и привлекательности, то несколько прояснилась совокупность определяющих их условий.

Решающими для ожидания и привлекательности факторами оказались определенные причины успеха и неудачи, а также различные параметры. Впрочем, условия, определяющие атрибуцию, выявлены не до конца. Несмотря на то что ковариационная модель Келли, казалось бы, весьма хорошо подходит в качестве теоретической структуры для систематического изучения этих условий, она пока что практически не используется. Так, утверждение о максимальном приписывании результатов выполнения средних по субъективной сложности заданий своим способностям и старанию нельзя отнести к любым возможным сочетаниям ковариационной информации. В частности, в этой главе было продемонстировдио, что оно не соответствует фактическим данным в том случае, когда при сильной специфичности заданий (четкое различение степени сложности) и стабильности результатов отсутствует информация о согласованности.

Просветительский энтузиазм последователей теоретико-атрибутивного анализа условий (см.: Meyer et al., 1976) привел к честолюбивому стремлению полностью объяснить ожидание и привлекательность посредством атрибуционных переменных. Однако сделать этого не удалось. Атрибуция достигнутого результата действительно влияет на показатель ожиданий успеха, но вместе с тем степень уверенности в ожидании следующих друг за другом результатов, в свою очередь, влияет на атрибуцию. Как мы убедились выше, последовательности результатов, ведущие к изменению ожиданий, пока не поддаются объяснению с теоретико-атрибутивной точки зрения, причем это относится как к стабилизации представлений о своих возможностях, так и к их пересмотру.

Кроме того, показатели мотивов обладают собственной значимостью, независимой от той или иной атрибуции (см., напр.: Cowington, Omelich, 1979a). В конце концов, атрибуции представляют собой лишь реакции на уже наступивший результат действия. Их не следует приравнивать к цели действия: достижению успеха или избежанию неуспеха (Lange, 1982).

Менее всего учитывается и не находит своего места в теоретико-атрибутивной модели взаимосвязь ожидания и привлекательности. Ее отсутствие дает о себе знать при объяснении атрибуцией таких параметров поведения, как выбор, поиск информации, настойчивость и достигнутые результаты, особенно при противопоставлении этого объяснения модели выбора риска. В этом случае модель выбора риска оказывается, как мы уже видели, не только равноценной атрибутивному подходу, но, как правило, даже превосходящей его, поскольку теоретико-атрибутивное объяснение вынуждает нас прибегать к тем или иным дополнительным допущениям, которые не могут быть выведены из модели атрибуции (как, например, обусловленные мотивом различения значимости отдельных каузальных параметров). В целом попытки теоретико-атрибутивного объяснения деятельности достижения пока слабо структурированы, отдельные положения, на основании которых еще только предстоит выработать внутренне целостную теорию, плохо связываются между собой. Это видно уже из беглого взгляда на табл. 14.5, представляющую современное состояние теоретико-атрибутивного подхода по ВаЙне-РУ (Weiner, 1985a). Все сказанное означает, что максимальной предсказательной силы этот подход достигнет лишь в том случае, если в него будет вписана структура «ожидаемой ценности» из модели выбора риска.

Задачей, которую еще только предстоит решить атрибутивному подходу, остается анализ значимости трех базовых параметров причин — локализации, стабильности и подконтрольности. Такой анализ позволит внести ясность в вопросы, связанные, например, с ответственностью или с отсрочкой исполнения приговора и условным наказанием (Carroll, 1978; Carroll, Payne, 1976, 1977).

В табл. 14.5 приведены различные эмоции, связанные с разными каузальными параметрами (5-й и 7-й столбцы). Хотя вопрос о том, предшествуют ли атрибуци-онные процессы эмоциям или переплетаются с ними, и остается пока открытым, заслугой атрибуционных исследований Вайнера и его коллег является выход за пределы модели выбора риска и снятие запрета с исследований аффективных феноменов. Стоит напомнить и об особой роли эмоции удивления. Она явно вызывается не атрибуцией случаю, а противоречащей ожиданиям ситуацией и ведет к поиску причин, обусловивших эту ситуацию; таким образом, она является именно эмоцией, инициирующей атрибутивный Процесс, а не обусловленной им.

Наконец, следует отметить важность вклада теории атрибуции в терапевтические программы, способствующие более эффективному преодолению неудачи, и в программы изменения мотивов. Названные подходы несомненно будут далее развиваться и углубляться.

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
5.1. Субъектно-деятельностный подход как теоретико-методологическая основа изучения личностной беспомощности
Кубышкина М.Л. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИЗУЧЕНИИ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
Немцова Г.Д., Пекша И. Ч. ИЗУЧЕНИЕ ПЕРФЕКЦИОНИЗМА В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
УДК 159.О. E. МАЛЬЦЕВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ МОТИВАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ТЕОРЕТИКО-ЛИЧНОСТНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗРАБОТКИ ПРОБЛЕМ МОТИВАЦИИ
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
Бархаев Б.П., Владимиров В.В. Символическо-атрибутивный подход к анализу социально-психологических явлений
Шумилина Анна Владимировна ТЕОРЕТИКО-ЭМПИРИЧЕСКОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ В ИЗУЧЕНИИ ПРИТЯЗАНИЙ
ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РЕЧЕВЫХ КОММУНИКАЦИЙ У УЧАЩИХСЯ 4-5 КЛАССОВ
Вклад системного подхода в методологию эмпирических исследований стресса в спорте
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ
МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ
ГЛАВА МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ
ИЗМЕРЕНИЕ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
ДВОЯКАЯ РОЛЬ СИЛЫ МОТИВАЦИИ В КУМУЛЯТИВНЫХ ДОСТИЖЕНИЯХ
Добавить комментарий