ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Любая формализованная система принципиально не бывает полной.

Теорема Гёделя

Завершившийся XX век — период активного развития психологии — дал характерные образы развития науки, активно взаимодействующей с практикой, и даже примеры логически завершенной «диалектической спирали» многих представлений специалистов о предметной реальности, о предмете своей науки, о субъекте труда, о человеке. Достижения научной дисциплины, результаты наших предшественников, — не совокупность достижений и ошибок, а скорее ступени познания.

На рубеже тысячелетий наука подошла к пределу познавательных возможностей методами линейного анализа и программирования. Разрушаются каноны единства дисциплинарного знания, все более насущным становится постоянный диалог с другими научными дисциплинами — родственными, смежными, отдаленными. Заканчивается эра энергетического императива, на смену которого приходит новый императив информационного общества, императив постижения сложного, осознания целостности мира и универсальности его принципов, время обращения к традиционному предмету исследования с новых методологических вершин, в том числе — к человеко-мерным системам.

Сегодня рождаются постнеклассические междисциплинарные парадигмы науки. Естественно-научное и гуманитарное знание идут рука об руку, приходит время синтеза.

Наступивший век — век междисциплинарных исследований. Новые трансдисциплинарные — горизонтальные связи реальности— ассоциативные, в отличие от доминирующих вертикальных причинно-следственных связей дисциплинарных методологий, более гибки и быстрее «настраиваются» на предмет исследования научной дисциплины.

Как правило, дисциплинарный подход решает конкретную задачу, возникшую в историческом контексте развития предмета, подбирая методы из устоявшегося инструментария. Противоположен ему и дополняющий его междисциплинарный подход, когда под данный универсальный метод ищутся задачи, эффективно решаемые им в са-

Заключение мых разнообразных областях человеческой деятельности. Это принципиально иной, интегральный способ структурирования реальности, где скорее господствует полиморфизм языков и аналогия, нежели однозначные причинно-следственные отношения.

Понятно, что противостояние «классицизма» и «постклассицизма» в науке временно. Сегодня становится очевидным, что необходимы новые процессуально ориентированные языки для прочптыва-ния и просчитывания будущего развития систем (информационных, биологических, социальных и др.). Это языки становящихся структур, структур-процессов, структур развивающихся, соединяющихся и распадающихся, языки, высвобождающиеся из плена прежде противостоящих терминов [25, 106, 115, 116].

Сверхбыстрое развитие процессов в социальных системах предполагает овладение адекватной научной методологией. В изучении социальных систем разного «масштаба» встает проблема изучения совместного их развития, проблема коэволюции систем, в которые включен человек как индивид, как субъект, как личность, как индивидуальность.

Теоретически просчитано и практически показано, что сверхсложная, бесконечно хаотизированная на уровне элементов среда может описываться, как и всякая открытая нелинейная среда, небольшим числом фундаментальных переменных, идей, образов. Очевидно, именно на них и должно фокусироваться внимание ученых через систематическое уточнение объекта и предмета конкретной дисциплины, при постоянной разработке ее понятийного аппарата и методологии.

Отметим также установленную в середине XX в. детерминацию процессов эволюции социальных систем из будущего (Н. А. Берн-штейн, П. К. Анохин). Их потенциальное развитие определяется не столько прошлым, историей, традициями системы, сколько будущим, структурами-аттракторами эволюции. Следовательно, можно смоделировать спектры системы «субъект-объект», цели саморазвития социальных систем посредством установления общего темпа их эволюции.

Итак, на рубеже тысячелетий все более очевидными становятся принципиальные изменения научных парадигм в отношении изучения «объекта» — одного из компонентов интересующей нас системы «субъект-объект».

Аналогичные процессы захватывают и второй компонент, второй полюс системы «субъект-объект» — субъекта.

Мы должны признать,

444 Заключение

что и отдельный человек как компонент социума, как субъект труда, как личность, как индивидуальность не только являет собой традиционный объект или предмет классических гуманитарных и естественных научных дисциплин. Его новые качества раскрывают и изучают новые интегральные научные дисциплины — акмеология, адрологня, андрогогика, психология профессионализма и др. В недрах традиционных и новых научных дисциплин уже созревают новые научные парадигмы видения человека как субъекта социальной активности, как субъекта своего собственного развития.

Психология труда представляет собой постоянно развивающуюся научную дисциплину с традициями и почти вековым позитивным опытом решения практических задач. В психологии труда не только активно используется понятийный аппарат общей психологии, но и активно разрабатывается собственная терминология, отражающая особенности одного из основных видов деятельности человека — труда (труд — профессия — трудовой пост — рабочее место и др.). Активное применение психологии в практике способствовало не только лучшей адаптации человека к условиям труда, но и изменению самих условий и содержания труда. В частности, это отразилось в качественном изменении самого мышления инженеров-конструкторов машин и оборудования в середине минувшего столетня.

Психологию труда можно рассматривать как стабилизирующий и системообразующий фактор в ее взаимоотношениях с рядом прикладных и теоретических областей наук. Для сравнения: более молодая научная дисциплина— современная организационная психология в течение четырех десятилетий еще остается методологическим эклектичным научным направлением с широким полем исследования — от теории организаций и теорий управления до психофизиологии стресса и исследований когнитивных процессов у разных категорий служащих. Как достаточно зрелая научная дисциплина психология труда способствовала и способствует зарождению и становлению новых научных дисциплин, а также интеграции оформившихся научных течений и дисциплин. К примеру: актуальнейшая в современном мире проблема реализации товаров возникла не с появлением термина «маркетинг», а была предсказана, поставлена, научно обоснована и технологически разработана Гуго Мюнстербергом в 1908-1912 гг. в самых первых программах становления психологии труда (индустриальной, промышленной психологии).

Заключение Выявляя структурно-функциональные процессы в организации профессиональной деятельности (профессии, трудового поста, рабочего места), психология труда фиксирует качественные изменения в содержании и формах труда в связи с развитием общества (широким внедрением информационных технологий, повышением психической напряженности труда, масштабности и ответственности профессионала за принимаемые им решения и др.), что требует дальнейшего развития самой научной дисциплины и новых форм ее интеграции с физиологией, психофизиологией и гигиеной умственной деятельности, акмеологпей и другими дисциплинами.

Предложенные в учебном пособии обзор основных подходов к решению научных и практических задач, система рабочих понятий психологии труда помогут формированию у читателей — слушателей, студентов, специалистов — целостного представления об этой дисциплине, а также о социально-экономических факторах развития психологии как науки.

В какой мере автору удалось решить поставленные задачи? Это решать вам, дорогой читатель. В этой связи почему-то вспоминается честная гражданская позиция римского сенатора: «Я сделал, что мог. Кто может — пусть сделает больше».

Январь 24, 2019 Психология труда, инженерная психология, эргономика
Еще по теме
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
4.10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Заключение
ИСТОЧНИКИ НЕТОЧНОСТЕЙ ПРИ НАПИСАНИИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Заключение
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Заключение
Заключение
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Заключение
Заключение
Заключение
Заключение.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Добавить комментарий